КПРФ КПРФ | Белгородское региональное отделение политическая партия КПРФ
продажа инструмента Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт    металлорежущий инструмент Статей в базе: 11930    

Содержание:: Материалы публициста    Виктора Василенко :: Непреходящая ценность «Манифеста»

Содержание:

Новости из региона:

Молодёжь партии:

По страницам партийной печати:

Выборы:

Слово коммуниста:

Банеры:


КПРФ Белгород в контакте

КПРФ Белгород в контакте



Информер:




Наш баннер:
Белгородское региональное отделение КПРФ

Баннер ЦК КПРФ:
Коммунистическая партия российской федерации КПРФ

Непреходящая ценность «Манифеста»





Виктор ВАСИЛЕНКО,
Белгород



В мае 2018 года мы будем отмечать 200-летие со дня рождения «человека тысячелетия» (по опросу Би-Би-Си 2000 года) Карла Маркса. А в феврале исполняется 170 лет выхода в свет отпечатанного в лондонской типографии «Манифеста Коммунистической партии», написанного Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом – работы, которая, как сейчас очевидно, стала вехой в истории человечества.

 

«Призрак бродит по Европе…»

Начиная разговор о «Манифесте», надо иметь в виду следующее. Это именно манифест, а не научное исследование. Маркс и Энгельс сами обозначили его главную цель: «Сказкам о коммунизме противопоставить манифест самой партии». Соответственно, тут требовалось лаконично и броско заявить взгляды, задачи и стремления коммунистов. Поэтому здесь нет и не может быть всестороннего и углублённого изучения каких-то положений – это нужно искать в других работах Маркса и Энгельса.

«Манифест» являет собой блестящий образец публицистического мастерства. Взять уже начало: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма». Такое вступление сразу интригует и побуждает познакомиться с документом.

А как ярко завершается «Манифест»: «Пусть господствующие классы содрогаются перед коммунистической революцией. Пролетариям нечего в ней терять, кроме своих цепей, приобретут же они весь мир. Пролетарии всех стран соединяйтесь!».

Но сила языка «Манифеста» не только в эффектной призывности, хотя в пропаганде эффектная призывность значит чрезвычайно много. Авторы дают немало образцов исключительной точности раскрытия сути тех или иных вопросов – при той же лаконичности. Вот только один пример: «Право – есть возведённая в закон воля вашего класса» (т.е. класса буржуазии – В.В.). Одна эта фраза ставит крест на всех многостраничных статьях, призывающих коммунистов в капиталистической России бороться за создание правового государства.

 

 

Важное место в «Манифесте» занимает рассмотрение изучения закономерностей исторического развития. В 90-е годы сколько раз доводилось слышать рассуждения (в том числе и от бывшего первого секретаря Полтавского обкома КПСС), что-де марксизм антигуманен, поскольку Маркс и Энгельс «поделили людей на классы, создали врагов и непримиримую вечную борьбу между ними». Вероятно, сей господин-товарищ-барин в своё время чрезвычайно небрежно знакомился с «Манифестом Коммунистической партии». Потому что в первой же фразе первой главы документа говорится, что всё упомянутое бывшим «убеждённым марксистом» не «выдумка» марксистов, а историческая закономерность: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов».

В «Манифесте» закономерности исторического развития изложены сжато, но всё же цитировать дословно не буду, поскольку это существенно увеличит объём моей работы в не самой существенной её части. Если же ещё более сжато изложить самую суть, то получается следующее.

Маркс и Энгельс показывают, как в недрах феодального общества зародилась буржуазия, как она крепла, как появлялись и развивались основы капиталистической экономики. И когда новые средства производства и обмена переросли феодальные отношения, феодальный способ присвоения, – возникла историческая необходимость разбить эти оковы, и они были разбиты. Буржуазия за десятилетия своего господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, нежели все предшествовавшие поколения людей вместе взятые, - отмечает «Манифест».

Но со временем развитие производительных сил в капиталистическом обществе начало перерастать буржуазные отношения, буржуазный способ присвоения, - и это создаёт историческую необходимость их смести. Буржуазия породила не только новые производительные силы, но и новый класс – пролетариат. И он должен стать, по убеждению Маркса и Энгельса, её могильщиком.

Главный вывод: «Её [буржуазии] гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны».

В конце второй главы «Манифеста» даже намечены конкретные действия, которые необходимо предпринять пролетариату в первую очередь после взятия власти.

 

 

«Манифест» четко и лаконично определяет суть Коммунистической партии: «Коммунисты являются самой решительной, всегда побуждающей к движению вперёд частью рабочих партий всех стран». При этом указывается, что «В теоретическом отношении у них перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения».

«Манифест» подчёркивает, что теоретические положения коммунистов основаны не на каких-то «выдуманных» принципах, «Они являются общим выражением совершающегося на наших глазах исторического движения».

Ближайшая цель коммунистов, заявленная в «Манифесте», – «Формирование пролетариата в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти».

Со времени написания «Манифеста Коммунистической партии» прошло более полутора веков, в мире, в том числе и в капиталистическом мире, многое изменилось. Не устарел ли «Манифест»?

 

 

«Манифест» и сегодня отвечает на важнейшие вопросы современности

Ещё во второй половине прошлого века стали раздаваться голоса западных специалистов (которые после начала контрреволюции были активно подхвачены у нас дружным хором вчерашних «убеждённых марксистов»), пытающихся доказать, будто «Манифест Коммунистической партии» безнадёжно устарел, будто капитализм уже совсем другой, поэтому оценки Маркса и Энгельса к нему уже неприменимы, и говорить об исторической неизбежности его крушения сегодня нельзя.

Спорить не приходится, некоторые моменты «Манифеста» устарели ещё при жизни его авторов – о чём они сами честно написали в предисловии к немецкому изданию «Манифеста» 1872 года. В частности, они упомянули, что та самая программа конкретных действий, о которой говорилось выше, во многих отношениях не соответствует накопленному с тех пор опыту. Но в главном «Манифест», считали Маркс и Энгельс, не утратил своей актуальности.

А как с позиции нынешнего дня?

Капитализм со времён Маркса, действительно, претерпел весьма существенные изменения. Например, в «Манифесте» говорится, что если в предшествующие эпохи была довольно сложная социальная структура общества, то «Эпоха буржуазии упростила классовые противоречия: общество всё более раскалывается на два больших враждебных лагеря: буржуазию и пролетариат».

При этом, утверждает «Манифест», с развитием капиталистического производства пролетариат будет возрастать численно и при этом будет расти его «концентрация» на производствах. В частности, рост рядов пролетариата будет происходить за счёт части «среднего сословия»: «Мелкие промышленники, мелкие торговцы и рантье, ремесленники и крестьяне – все эти классы опускаются в ряды пролетариата».

Однако те изменения, которые прошли в ХХ веке в капиталистической системе и научно-техническая революция радикально изменили положение. Роста «концентрации» пролетариата на предприятиях – в том масштабе, который прогнозировали авторы Манифеста – не происходит; и в развитых капиталистических странах численность рабочих, занятых в производстве, вообще не увеличилась со времени написания «Манифеста», а весьма существенно уменьшилась. Зато «среднее сословие» заметно увеличилось, и в ведущих капиталистических странах оно составляет большую часть населения. Усложнилась и социальная структура. В «средний класс», как принято его именовать ныне, попали уже не только мелкая буржуазия в классическом понимании (мелкие владельцы средств производства), но и учёные, врачи, значительная часть педагогов, всевозможные шоумены, не достигшие звёздного уровня, и т. п. По своему уровню материального благосостояния нынешний «средний класс» куда ближе к крупной буржуазии ХIХ века, нежели к пролетариату того времени.

Самое важное, что вследствие изменений в социально-экономической системе развитых капиталистических стран не сбылся прогноз Маркса и Энгельса о пауперизации (обнищании) пролетариата. Значительная часть промышленного пролетариата сегодня в этих государствах вышла на уровень обеспеченности «среднего класса». А поскольку положение марксизма о том, что социальное бытие определяет социальное сознание ни в малейшей степени не устарело, то по образу мышления эта часть пролетариата стала не революционной, а консервативной, такие пролетарии стали носителями буржуазной идеологии и опорой буржуазного общества. В 60-е годы ХХ века в США демонстрации протеста студенческой молодёжи встречали не только полицейские с дубинками и Национальная гвардия с винтовками, но и отряды рабочих с ломами. Это факт, от которого никуда не деться. Да и в годы кризиса конца «нулевых» годов нового века мощные выступления рабочих во многих европейских странах были нацелены отнюдь не против капитализма как системы, а только против покушения на их уровень благосостояния. Неслучайно, в Греции, где накал борьбы трудящихся очень высок, на прошедших с начала кризиса выборах коммунисты (при том, что Компартия Греции занимает боевую позицию) оказались далеко не на первых ролях.

 

 

Но значит ли это, что Манифест сегодня представляет только исторический интерес?

Безусловно и однозначно – нет. Он в основном сохраняет свою актуальность и сегодня. Документ, написанный 170 лет назад, содержит ответы на многие очень важные вопросы современности, помогает разобраться в социальной и политической действительности, верно определить коммунистическому движению ориентиры борьбы.

Например, в «Манифесте» Маркс и Энгельс отметили, что в капиталистической системе «Труд теряет для рабочего свою привлекательность». В современной капиталистической системе это отчуждение труда от духовной сущности человека дошло до крайней степени. «Труд не может рассматриваться в качестве основного фактора расцвета личности», - утверждали буржуазные социологи во второй половине ХХ века. И то, что человек не реализовывал свой человеческий потенциал в своей основной деятельности, - это одна из причин, обусловивших тяжелейший духовный кризис, поразивший западный мир в ХХ веке.

А стремление капитализма к «космополитизации», о котором говорили авторы «Манифеста». Сегодня это стремление сделалось жизненно необходимым условием существования капиталистической системы. «Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию… словом, создаёт себе мир по своему образу и подобию» – разве это не прямо относится к нынешней «глобализации»?

И ещё целый ряд моментов «Манифеста» будто прямо обращён в нашу (и российскую, прежде всего) действительность. Разве не попрекают сегодня коммунистов тем, что они-де покушаются на святая святых – частную собственность? Маркс и Энгельс на это ответили очень убедительно: «Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность, но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества, одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность». (не путать частную собственность – собственность на средства производства с личной собственностью – например, собственностью на квартиру; на непонимании этого различия спекулирует обслуживающая власть пропаганда: мол, коммунисты придут к власти и отнимут у вас квартиры; и в советское время были квартиры, находящиеся в личной собственности - кооперативные).

Не менее убедителен и ответ авторов «Манифеста» на попытку идеологов буржуазии объявить капиталистические производственные отношение и отношения собственности «вечным» законом (вспомним, скажем, утверждение американского социолога Ф. Фукуямы, что современная модель капитализма – это вершина процесса социально-экономического развития человечества): «Ваше пристрастное представление, заставляющее вас превращать свои производственные отношения и отношения собственности из отношений исторических, преходящих в процессе развития производства, в вечные законы природы и разума, вы разделяете со всеми господствовавшими прежде и погибшими классами. Когда заходит речь о буржуазной собственности, вы не смеете более понять того, что кажется вам понятным в отношении собственности античной и феодальной».

Когда читаешь в «Манифесте» о кризисах, неизбежных в капиталистической системе, о том, как кризисы заставляют уничтожать уже созданные производительные силы, сразу вспоминаешь российские предприятия, которые были остановлены во время кризиса 2008-2009 годов – потому что «лишняя» продукция, т. е. продукция, не увеличивающая прибыли, при капиталистических отношениях не нужна.

Всё, о чём говорилось до сих пор, это, всё же, детали. «Манифест» не утратил актуальности и в том, что является наиболее важным.

 

 

Провозглашённая «Манифестом» гибель капитализма действительно неизбежна

В XXI веке некоторые положения «Манифеста» не просто остаются важными, но сделались крайне важными для понимания нынешней расстановки сил в буржуазном обществе, для выработки стратегии коммунистического движения.

«Все прежние классы, завоевав себе господство, стремились упрочить уже приобретённое ими положение в жизни, подчиняя всё общество условиям, обеспечивающим их способ присвоения».

Соответственно, «Политическая власть в собственном смысле слова – это организованное насилие одного класса для подавления другого. А право – есть возведённая в закон воля» господствующего класса.

Исходя из этого, задача коммунистов – не приход на вершину буржуазной политической системы, а «Ниспровержение господства буржуазии, завоевание пролетариатом политической власти». В предисловии к «Манифесту» издания 1872 года Маркс и Энгельс уточнили: «Рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить её в ход для собственных целей».

К чему приводит забвение этих истин, показал пример Молдавии. Коммунисты получили большинство в парламенте, президентом стал член Компартии. Однако это отнюдь не привело к завоеванию политической власти пролетариатом, поскольку власть коммунистов не поколебала господства буржуазии и, собственно, даже не пыталась это сделать. Результат всем известен: дело даже не в свержении власти Компартии, куда существенней то, что за время её существования коммунисты по сути дела лишь укрепляли капиталистическую систему.

Можно вспомнить и более отдалённый пример – Чили. Правительство Народного единства попыталось с помощью существующей государственной машины осуществлять социалистическое преобразование общества, однако всё закончилось переворотом, организованным армией - важнейшей структурой государственной машины.

Очень важно для нынешнего дня осознать то разграничение между коммунистами и «респектабельными социалистами», которое чётко проводится в «Манифесте» Первые ставят своей целью ликвидировать господство буржуазии и капиталистическую систему, вторые консервативны по своей сути. Это движение нацелено на укрепление господства буржуазии и капиталистической системы. «Под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений… приглашая пролетариат осуществить его систему и войти в новый Иерусалим, он [буржуазный социализм] в сущности требует только, чтобы пролетариат оставался в теперешнем обществе, чтобы он отбросил своё представление о нём, как о чём-то ненавистном».

Маркс и Энгельс относились к этому «респектабельному социализму» с иронией, сегодня – это мощная политическая сила, она добилась весомых успехов в осуществлении своих задач, и даже некоторые люди, считающие себя оппозицией российскому капитализму, склонны умиляться шведскому, финскому, немецкому и прочим «социализмам». Но суть этих «социализмов» со времени написания «Манифеста» ничуть не изменилась. Напротив, именно в ХХ веке – начале XXI их охранительная по отношению к капиталистической системе сущность проявилась со всей очевидностью.

И самое главное: сегодня нет сомнений в том, что, как и предсказывал «Манифест», капиталистическая система обречена на гибель. Да, те факторы, на которых акцентировали внимание Маркс и Энгельс, ныне утратили актуальность. Но ведь «Манифест» говорит и о других пороках, неотъемлемо присущих капиталистической системе. О том, в частности, что в ней всё подчиняющая цель – НАЖИВА. О том, что буржуазия разрушила все духовные устои прежнего общества. «Не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного чистогана. В ледяной воде эгоистического расчёта потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма… Буржуазия лишила священного ореола все виды деятельности».

И эта характерная черта капитализма в его новой модели не только не была преодолена, но, напротив, обострилась до крайности. В ХХ веке американский философ Э. Фромм констатировал, что никакие принципы этики не связывают жажду наживы. В новом веке эта «болезнь» прогрессирует. Даже «акула капитализма» Дж. Сорос и тот ужаснулся: «То, что когда-то было средством обмена, узурпировало место фундаментальных ценностей».

Именно эта тенденция, выявленная, подчеркну, в «Манифесте Коммунистической партии», во многом предопределила нынешний тяжелейший кризис – речь не о кризисе 2008 года, а о том кризисе, в который капиталистический путь развития вверг всё человечество во второй половине ХХ века.

Да, в ведущих капиталистических государствах сегодня уровень жизни большинства населения достиг вершин, немыслимых во время написания «Манифеста». Однако это произошло отнюдь не за счёт каких-то чудодейственных свойств капитализма, а за счёт перенесения в капиталистической эксплуатации основного акцента на отношения между развитыми и развивающимися капиталистическими странами. Эта эксплуатация совершенно безудержна и безжалостна. Осуществляется она многими путями. Например, переносом значительной части производств из ведущих стран в слаборазвитые, где рабочие за тот же труд получают во много раз меньше – в Мексике – в 4 раза меньше, чем в США, на Филиппинах – в 30 раз.

Ещё более эффективный вариант эксплуатации – «финансовый вампиризм». Как писал американский экономист и политик Линдон Ларуш, ведущие капиталистические страны «грабят большую часть планеты при помощи убийственной и кровожадной практики Международного валютного фонда». Страны Латинской Америки при долге в 700 миллиардов долларов выплатили в 90-е годы 850 миллиардов, – но долг при этом не уменьшился.

Как следствие, если во времена Маркса, когда шёл прямой колониальный грабеж слаборазвитых стран, разница среднего дохода на душу населения в развитых государствах Запада и бедных странах составляла 11 раз, то к концу ХХ века она достигла 75-и раз! За годы, прошедшие после уничтожения СССР, число «голодающих в буквальном смысле» выросло в мире более, чем в полтора раза, миллионы людей умирают от голода. В развивающихся странах ежегодно от невозможности получить квалифицированную медицинскую помощь умирает более 10 миллионов людей. Неплохой «капитализм с человеческим лицом» построили господа «респектабельные социалисты»?

Ещё один очень важный момент. В «Манифесте» речь идёт главным образом о промышленном капитализме. Между тем, в последнее время определяющее значение имеет финансовый. Линдон Ларуш привёл ошеломляющий факт (подтверждённый и другими специалистами): в современной капиталистической системе более 90% мировой экономики – это «производство денег из воздуха», и только где-то 3% – материальное производство! Вряд ли хоть один человек в здравом рассудке скажет, что эта система более здоровая и устойчивая, нежели та, что была 170 лет назад.

Сегодня вопрос стоит не так: погибнет капиталистическая система или выживет – погибнет неизбежно. Вопрос в том, найдётся ли в современном мире сила, которая спасёт человечество, или оно окажется погребённым под обломками капитализма?

И очевидно, что этой силе для достижения победы необходимо вооружиться пониманием тех положений, которые изложили Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии».





           

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.


дата: 5.02.2018 Верхний уровень
Общенациональный референдум по пенсионной реформе. Онлайн-голосование




МОЛОДЕЖНАЯ ПРОГРАММА КПРФ (Проект

Советское Солнце






Газета «Правда»


Красная линия


Интернет-сообщество КПРФ



добавить на Яндекс
Add to Google


Поиск
Регистрация

Вступай в ряды КПРФ

Статистика


Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Содержание:: Материалы публициста    Виктора Василенко - Непреходящая ценность «Манифеста»

Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт


Белгородское региональное отделение политической партии КПРФ
308000, Россия, город Белгород, улица Крупской, 42а
время работы: пн-пт 10:00-18:00
Политические партии
+7 (4722) 35-77-30 +7 (4722) 35-77-40
http://www.belkprf.ru


©КПРФ Белгород, e-mail: belkprf@mail.ru
Россия, труд, народовластие, социализм!
декоративные заборы
межкомнатные двери
недвижимость в белгороде, купля, продажа, обмен, квартиры, дома, коттеджи, нежилые помещения
инструмент от Российских производителей, продажа инструмента