КПРФ КПРФ | Белгородское региональное отделение политическая партия КПРФ
заборы для дачи бетонные заборы    Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт    декоративные заборы Статей в базе: 11676    

Содержание:: Материалы публициста    Виктора Василенко :: Виктор Василенко: Это сладкое слово - СВОБОДА

Содержание:

Новости из региона:

Молодёжь партии:

По страницам партийной печати:

Выборы:

Слово коммуниста:

Банеры:


КПРФ Белгород в контакте

КПРФ Белгород в контакте



Информер:




Наш баннер:
Белгородское региональное отделение КПРФ

Баннер ЦК КПРФ:
Коммунистическая партия российской федерации КПРФ

Виктор Василенко: Это сладкое слово - СВОБОДА





Виктор Василенко, Белгород.


В посткоммунистической России свобода провозглашена высшей ценностью. Магия этого слова столь сильно действует на сознание немалого числа интеллигентов, что лишает их чувства реальности. Они поддерживают курс реформ, несмотря на его чудовищные последствия для державы и народа, поскольку «перестройка» и продолжившие её «радикальные реформы» принесли, по их убеждению, нашему обществу свободу.

Скажем, кинорежиссёр Марлен Хуциев. В советское время он зарекомендовал себя как подлинный художник, и в его честности не было ни малейших оснований усомниться. Однако в приветствии зрителям правозащитного кинофестиваля «Сталкер», проводившегося в Белгороде в 2002 году, он, признавая, что «сегодня, когда криминал становится обыденным явлением, когда ракеты бомбят мирных жителей и пышным цветом расцвели жестокость, терроризм, национализм, под угрозой самое сокровенное – жизнь», тем не менее, уже в следующем абзаце призывает нас соединиться «общей точкой отсчёта – обретения свободы на качественно новом уровне». Хотя тут уместней было бы вспомнить слова русского философа Николая Фёдорова: «Какую ценность может иметь свобода, если человек человеку – волк».

Но действительно ли уничтожение советской социалистической системы привело к утверждению свободы как ценности человеческого существования или это ещё один миф реформаторов?

 

 

Свобода в «демократическом» воплощении

 

Рассмотрение этого вопроса начнём со свободы политической, на которой делают акцент «демократы», которые не жалеют сил, чтобы убедить нас, будто уничтожение «тоталитарного» социалистического строя – это добро, поскольку оно принесло народу величайшее благо: свободу. Нас убеждают, что это такое бесценное сокровище, что ради него стоит и дальше терпеть и беспросветную нужду, в которую «реформаторы» вогнали большую часть населения страны, и издевательское отношение чиновников, и многое другое, что отравляет существование людей. Однако, если разобраться, то свобода – это лишь величайший миф постсоветской России.

Ещё в разгар «борьбы за свободу», в 1989 году, один из лидеров новоявленных антикоммунистов Г. Попов откровенно изложил «демократическое» понимание демократии: «Очевидно, чем опасен выход на выборы миллионов людей, недостаточно связанных новыми отношениями собственности или вообще не руководствующихся новыми экономическими интересами… Могут получить питательную среду идеи уравнительности, конфискации… Неограниченная демократия с правом избирателей на всё влиять (например, ввести налоги на собственность или «зажать» экономическое неравенство системой мощных социальных гарантий менее обеспеченным слоям) может аннулировать все преимущества новой экономики». Если выделить суть: право влиять на политические и экономические решения должны иметь только те, кто руководствуется новыми экономическими интересами – т. е. сторонники реставрации капитализма.

Именно к такой «ограниченной демократии» изначально стремились наши «борцы за свободу». Требуя политического плюрализма от «коммунистической» власти, сами они последовательно проявляли себя как сторонники железного тоталитаризма. В 1991 году деминтеллигенция устроила обструкцию 1-му каналу телевидения – отнюдь не за то, что его руководство не пропускало на экран передачи в «демократическом» духе, их было предостаточно, а именно за то, чтобы допускало свободу мнений: выпускало в эфир и передачи иного направления, вплоть до подготовленных журналистами «Правды». В это же время недавно созданные и полностью контролируемые «демократами» Российское телевидение и Радио России не допускали ни минимального отклонения от генеральной линии антикоммунизма.

Положение не изменилось и после победы контрреволюции. Руководитель государственного Российского телевидения в середине 90-х годов Шабдурасулов прямо заявил, что рассматривает СМИ как средство борьбы с коммунистами. Вероятно, такой же позиции придерживаются и его коллеги. Во всяком случае КПРФ, дважды побеждавшая на выборах в Госдуму, так и не получила возможности систематического выхода в эфир по государственным каналам радио и телевидения для прямого изложения своей позиции по важнейшим вопросам внутренней и внешней политики.

Моментом истины стал октябрь 1993 года. Свержение «командой» Ельцина конституционного высшего органа государственной власти (ст. 104 Конституции гласила: «Высшим органом государственной власти Российской Федерации является Съезд народных депутатов Российской Федерации») и убийство многих десятков (а по неофициальным версиям от сотен до тысяч) беззащитных людей вызвало протест и категорическое неприятие даже у многих из тех, кто поначалу поддерживал реформаторов, и некоторых наиболее известных диссидентов советских времён – например, у Владимира Максимова. Но вот реакция той части интеллигенции, которая именует себя «демократической», была совершенно иной. 5 октября, на следующий день после расстрела Дома Советов, в «Известиях» было опубликовано письмо, авторы коего призывали Ельцина закрыть все оппозиционные режиму газеты и распустить все оппозиционные партии. Под сим «манифестом свободы» стоят подписи «цвета демократии»: А. Ананьева, Б. Васильева, Г. Бакланова, А. Дементьева, Ю. Нагибина, А. Нуйкина, А. Гельмана, Д. Гранина, Д. Лихачёва, Б. Окуджавы и др. Правда, кое-кто из них потом стал открещиваться от своей подписи. Например, бывший главный редактор органа ЦК ВЛКСМ, награждённый властью за верную службу по пропаганде социализма четырьмя орденами (включая высший орден - Ленина) Андрей Дементьев говорил, что его подпись, без согласования с ним, поставили с санкции Окуджавы и Ахмадулиной. Однако официального заявления о снятии своей подписи он не сделал – ни в «Известиях», ни в тех оппозиционных изданиях, который этот «манифест свободы» требовал запретить.

Для нейтрализации тех, кто всё никак не проникнется «новыми экономическими интересами» власть использует все средства: от информационного оружия до административного нажима (к примеру, перед выборами белгородского губернатора в 2017 году на электронные почты всех школ Старооскольского округа поступило письмо за подписью председателя Старооскольской территориальной организации профсоюза работников образования и науки, которое доводило до сведения педагогических работников, что Президиум профсоюза постановил поддержать кандидатуру Савченко Е.С. на выборах Губернатора Белгородской области и партию «Единая Россия» на выборах в Совет депутатов Старооскольского округа; письмо требовало от членов профсоюза на педагогических встречах, собраниях в трудовых коллективах проводить работу по агитации за них) и мер репрессивного характера (в Белгороде, например, судили – и осудили - комсомольца за то, что во время первомайской демонстрации он выкрикнул лозунг: «Россия – без Путина!», он был квалифицирован стражами порядков как «нацистский»). Ну, а «для верности» в ход идёт и прямая фальсификация результатов голосования. В 2003 году некоторые прорежимные журналисты заявляли, что на президентских выборах-96 сама победа Ельцина была фальсифицирована – причём, опровержения со стороны Центризбиркома или представителей власти не последовало. А относительно мелкие фальсификации стали обыденным делом. Скажем, никакого скандала не вспыхнуло из-за того, что на выборах с Госдуму 2007 года в одном из горных районов «Единая Россия» получила 100% голосов от списочного состава избирателей. Точно так же Центризбирком очень спокойно воспринял явное нарушение теории вероятностей, когда на думских выборах 2016 года в одном из регионов «ЕР» на десятках участков получила абсолютно одинаковый результат.

Нужно отметить, что при Ельцине меры по ограничению политических свобод и демократии власть принимала порой очень жёсткие (уже упоминавшийся военный переворот, осуществлённый «командой Ельцина» осенью 1993 года), но в целом действовала бессистемно, от случая к случаю. А вот с приходом к власти Путина этот процесс стал осуществляться очень последовательно.

Путин уже в первом президентском Послании, 11 июля 2000 года, поставил задачу «сформировать единую исполнительную вертикаль». В отличие от погони за Португалией, удвоения ВВП, модернизации экономики, значительного роста благосостояния граждан и прочих прожектов, ориентированных на доверчивый электорат, этот план неукоснительно воплощался в жизнь. Год от года эта вертикаль становилась всё более жёсткой, и из «исполнительной вертикали» она превращалась просто в «вертикаль власти»: в неё постепенно были включены и законодательная власть, и судебная, и «четвёртая власть» - пресса. Последовательная оппозиционность режиму Путина после того, что случилось с телеканалами НТВ и ТВ-6 и их хозяевами – олигархами Гусинским и Березовским, на российском телевидении сегодня исключена. По степени сервильности по отношению к власти каналы федерального значения сегодня не уступают Центральному телевидению времён «дорогого Леонида Ильича». Наступление на свободу слова идёт и в других СМИ – вплоть до Интернета. По рейтингу свободы СМИ, составляемому международной неправительственной организацией «Репортёры без границ», Россия в 2018 году была поставлена на 148 место. По оценке РГБ, «никогда ещё в России одновременно не находилось в заключении такое большое количество журналистов» (к ним относятся и блогеры).

При этом Путин снова и снова провозглашал курс на построение демократического общества. Так, перед президентскими выборами 2012 года он заявил: «Надо укреплять институты демократии». Шесть лет спустя, в Послании ФС РФ перед очередными президентскими выборами Путин заявил о том, что в результате проводимого им курса «мы… утвердились как демократическое общество»

Но вот депутат Госдумы В.Ф. Рашкин утверждает прямо противоположное: деятельности власти в эту шестилетку привела к тому, что «страна превращается в полицейское государство». Валерий Фёдорович подтвердил это чередой фактов:

«В 2012 году в закон о митингах и связанные с ним статьи КоАП РФ был внесён целый пакет ужесточающих поправок. Существенно было усилено наказание за участие в несогласованных акциях, а также за нарушение порядка их проведения.

По наиболее часто применяемой против участников протестных акций статье 20.2 КоАП (нарушение установленного порядка организации либо проведения публичной акции) в конце 2011 года максимальный размер штрафа составлял одну тысячу рублей. В настоящее же время (2018 год – В.В.) его размер достигает 300 тысяч рублей. Таким образом, максимальная сумма штрафа для участника публичной акции за шестилетку увеличилась в 300 (!) раз.

В 2014 году в законодательство был внесён второй крупный пакет ужесточающих поправок. В 2016 году автопробеги были приравнены к демонстрациям, а к пикетам приравняли установку палаток и агитационных кубов. В 2017 году была законодательно ликвидирована последняя возможность собираться публично в произвольном месте без уведомления. Встречи депутата любого уровня с избирателями теперь требуют такого же согласования, как другие публичные акции. Таким образом, к настоящему моменту законодательство России о массовых акциях приобрело ярко выраженный запретительный и даже репрессивный характер.

Одновременно с ужесточением законодательства мы наблюдаем всё более жёсткую реакцию власти на протестные действия. По данным мониторинга Центра экономических и политических реформ, в 2017 году даже из числа массовых акций, посвящённых социальным проблемам, власть отказалась согласовывать примерно четверть мероприятий».

Меры по ограничению демократических прав и свобод сплошь и рядом грубейшим образом попирали сами основы Конституции РФ 1993 года.

Статья 3 Конституции 1993 года гласит: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ… 3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

А что на деле? На деле после прихода к власти Путина делается всё, чтобы «источник власти» лишить возможности влиять на власть. Взять «высшее выражение власти народа» – референдум. Не раз принимались законы, всё более и более ограничивающие как возможность организовать референдум «снизу», так и круг вопросов, которые могут быть вынесены на него.

Так, в конце марта 2008 года единороссовское большинство Госдумы продавило поправку в Федеральный конституционный закон «О референдуме РФ», которая гласит: «Референдум РФ не может быть использован в целях принятия решений, противоречащих Конституции РФ». Интересная логика «народных избранников»: 383 (столько было голосов «за») депутата могут вносить решения, меняющие конституционные принципы, которые не предусматривают никаких ограничений в отношении референдума, а «единственный источник власти» отныне не имеет права непосредственно употребить свою власть по таким вопросам.

В упоминавшемся предвыборном Послании ФС РФ 2018 года Путин заявил: «Чтобы идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, причём во всех сферах, укреплять институты демократии». Но прошло чуть больше двух недель после выборов, и РИА «Новости» передало сообщение: «В Екатеринбурге отменили прямые выборы мэра… Теперь главу Екатеринбурга будут выбирать депутаты городской думы изчисла кандидатов, предложенных спецкомиссией». А ведь это тоже прямое попрание Конституции, которая провозглашает свободные выборы, наряду с референдумом, «высшим непосредственным проявлением власти народа».

Российские «демократы» в случае необходимости могут прямо и открыто попрать уже осуществлённое непосредственное выражение власти «единственного источника власти». В 2007 году жители Старого Оскола проявили характер и высокую организованность – и добились права на референдум о проведении всенародных выборов главы администрации городского округа. Референдум дал ожидаемый результат: выборам быть. Казалось бы, всё - вопрос исчерпан: единственный источник власти выразил свою волю. Однако прошло несколько лет, и три десятка единороссов в областной Думе, приняв закон Белгородской области №304"О внесении изменений в закон Белгородской области «Об особенностях организации местного самоуправления в Белгородской области»", перечеркнули это высшее непосредственное выражение власти народа.

Всё сказанное выше убедительно подтверждает цинично откровенное заявление небезызвестной «демократки» В. Новодворской, которое она сделала ещё в 1994 году: «Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею [политических прав и свобод] как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила своё и хватит врать про права человека… Капитализм даёт права с большим разбором».

 

 

Свобода плоти или свобода духа?

Если говорить о свободе как о подлинной ценности бытия человека, то политическая свобода вообще не имеет определяющего значения. «Политическая свобода – это условие человеческой свободы лишь настолько, насколько она способствует раскрытию специфически человеческого», - был убеждён американский философ и психолог Эрих Фромм. Что же является «специфически человеческим»?

Ещё апостол Павел предупреждал: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти». А его современник Петроний в «Сатириконе» показал, насколько отвратительна безграничная «свобода угождения плоти». В ней автор увидел симптом разложения Рима.

Подлинно человеческое качество – духовность, позволяющая возвыситься над животным существованием, выйти из круга материальных интересов, обрести нравственный идеал бытия. Философ Николай Бердяев говорил, что «человеческий дух всегда должен подниматься к тому, что выше… И тогда лишь человек не теряется, не исчезает, а реализует себя». И потому он был убеждён: «Ошибочно было бы относить целостность и свободу человека к примитивному, натуральному в то время, как отнесено это может быть лишь к духу».

Таким образом, свобода является ценностью человеческого бытия настолько, насколько она способствует духовному возвышению людей и раскрытию их человеческого потенциала.

Какая же свобода – духа или плоти – характерна для посткоммунистической России?

Полное «раскрепощение» угождения плоти очевидно. О ней свидетельствуют, например, такие сообщения СМИ последних лет. Посетители «элитных» ночных заведений столицы оставляют в них за один визит примерно трёхлетнюю зарплату вузовского профессора. В клубе «для избранных» под Москвой бутылка французского шампанского «Кристаль» продавалась по 5 тысяч евро – и шла нарасхват. На реконструкцию Константиновского дворца, ставшего ещё одной резиденцией Путина, потрачено 290 миллионов долларов. Сын Екатерины Второй и Григория Орлова граф Бобринский владел дворцом на территории нынешней Тульской области, который в то время заметно выделялся на общем «дворцовом» фоне (потом он стал дворцом-музеем с двумя экспозиционными залами). Площадь его была 670 квадратных метров. А в начале десятых годов нового века семья первого заместителя председателя Комитета ГД по законодательству Груздева имела в Подмосковье «загородный дом» (так значится в декларации, неудобно же в «демократическом» обществе писать – дворец) площадью в 2935 квадратных метров. В середине десятых годов в СМИ прошло сообщение, что Абрамович купил в Нью-Йорке три стоящих рядом пятиэтажных особняка и вознамерился на их основе сделать себе один дом – такой, чтобы зашлись от зависти олигархи всего мира. Примерно тогда же стало известно, что вице-преьмер РФ Шувалов посылает своих собачек за границу спецсамолётом. В 2017 году богатые граждане России потратили на автомобили премиум-класса 540 миллиардов рублей – много больше, нежели в Федеральном бюджете выделено на здравоохранение…

Налицо и результаты воцарения свободы «угождения плоти». Апостол Павел говорил: «А дела плоти известны. Они суть: блуд, нечистота, зависть, распри, ненависть, пьянство, бесчинство и тому подобное». Что мы и получили в посткоммунистической России в полном ассортименте.

А вот со свободой духовного развития человека положение в современной России совершенно иное. В предвыборном Послании ФС РФ 2018 года Путин определил число бедных в России в 22 миллиона. Но это неверная оценка. 22 миллиона людей живут ниже уровня прожиточного минимума. ПМ определяется по стоимости минимальной потребительской корзины. А МПК, как значится в тексте закона, – это «МИНИМАЛЬНЫЙ набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЕГО ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ» (выделено мной – В.В.). Следовательно, человек, чей доход ниже уровня ПМ, существует в условиях, не обеспечивающих его жизнедеятельности. А это совсем не то же, что бедность. Если же брать уровень бедности по возможности приобретения товаров и услуг, то к ним следовало бы отнести всех тех, у которых средств хватает только на оплату ЖКУ, продуктов и предметов первой необходимости. А таких, по исследованию Департамента социологии Финансового университета при правительстве РФ, в 2014 году даже в Москве, считающейся одним из наиболее благополучных по уровню жизни населения городов России, было 43%! В остальных городах, как показало это исследование, положение существенно хуже.

И «эксперимент» российских радикал-реформаторов по сбрасыванию в бедность десятков миллионов людей полностью доказал справедливость тезиса, выдвинутого видным политическим деятелем Швеции Улофом Пальме: «Страх перед будущим, перед насущными экономическими проблемами превращает свободу в бессмысленную абстракцию».

Причём, есть все основания утверждать, что это не временные издержки реформ, а один из основных запланированных результатов. Думается, главная цель «шокотерапии» - мгновенного перехода к свободным ценам, не подкреплённого никакими дополнительными мерами социальной защиты людей, и стремительного обесценивания вкладов населения – была именно в том, чтобы ввергнуть большую часть населения в сферу борьбы за существование.

В 1992 году в такое положение было отброшено 2/3 жителей России: более 30% оказалось за официальной чертой бедности, ещё больше – в опасной близости от неё. И за все последующие годы никаких качественных перемен здесь не произошло. Судя по всему, это и не входит в планы власти. В середине 90-х годов глава правительства В. Черномырдин откровенно заявил: «Если человек не хочет крутиться, то пусть так и живёт». В начале нового столетия исключительно благоприятная для России конъюнктура нефтяного рынка дала стране огромные доходы. Появилась возможность радикально улучшить условия существования малообеспеченной части населения. Однако власть категорически отказывалась делать какие-либо шаги в этом направлении. Более того, именно в это время началось разрушение остатков системы социальной защиты людей, созданной в советский период. Ссылки на угрозу роста инфляции звучат просто несерьёзно. Потому что в это же время власть резко повысила выплаты чиновникам. А кроме того, отказ от льгот и замена их денежными компенсациями как раз и создавало угрозу роста инфляции (что и произошло после монетизации льгот).

Социальную систему, созданную российскими «реформаторами», ярко характеризуют такие показатели, приводившиеся в печати: по уровню средней зарплаты Россия занимает 40-е место в Европе, по числу долларовых миллиардеров – первое. И при этом в путинской России был отменён прогрессивный налог: олигархи платят такой же налог на доходы, что и библиотекари.

А человеку, сброшенному в борьбу за физическое выживание, не остаётся ни сил, ни времени для обогащения своего внутреннего мира. Он самими условиями существования вынужден заботиться только о хлебе насущном для себя и своих близких. В 2018 году были обнародованы данные исследования психологического состояния общества в разных странах. Во всех государствах люди делятся, в основном, на оптимистов (тех, которые верят, что будущее для них окажется лучше настоящего) и пессимистов (тех, которые опасаются, что будущее ничего хорошего для них не готовит). Иначе в России. Исследование показало, что 47% населения не ждёт от будущего ничего. Не ничего хорошего, а вообще НИЧЕГО. Эксперты расценили этот результат как свидетельство «общей усталости населения».

Но есть и вторая сторона проблемы свободы духовного развития в «демократической» России – полноценная «духовная пища» стала для большинства людей труднодоступной. С детского возраста на человека обрушивается мощный поток агрессивно-бездуховной «масскультуры».

Сегодня трудно купить хорошую книгу. Начать с того, что книги просто стали чрезвычайно дорогими и попали в разряд роскоши, которая немалому числу людей просто не по карману. К примеру, диккенсовский «Дэвид Копперфильд», среднего качества издания в 2011 году стоил в магазине около 300 рублей. Дешевых же изданий классики в последние годы встречать не доводилось. Вообще, книги, способствующие духовному обогащению человека, помогающие ему задуматься над важными вопросами бытия, ориентирующие на поиск нравственного идеала, ныне составляют каплю в море бездуховной, рассчитанной на потребительскую психологию, а то и прямо антигуманистической макулатуры.

Ещё хуже положение с репертуаром кинотеатров. В океане примитивного по духовному содержанию киноширпотреба трудно отыскать даже каплю настоящего искусства кино. Фильмы, отмеченные высокими художественными достоинствами и глубоким содержанием – такие, которые можно было бы поставить в один ряд с лучшими картинами проката 60-70-х годов,- практически не появляются на экранах наших кинотеатров. Да и по телевидению их можно увидеть нечасто – к тому же, как правило, ночью, когда их трудно воспринимать. Зато фильмы и сериалы, кои могут только разрушить духовные основы внутреннего мира человека, идут ежедневно по всем каналам и в лучшее время.

Особый вопрос – реклама. На большинстве каналов её вставляют даже в фильмы самых высоких художественных достоинств. И когда в произведение искусства врывается оголтело потребительская по духу реклама, она разрушает его духовный мир. Здесь очевидно нарушается право человека смотреть фильм в том виде, в котором его создал режиссёр. Но свобода зарабатывать деньги на рекламе в «демократической» России выше свободы обогащения духовного.

Почти полностью исчезла с основных каналов телевидения (ТВ-1, «Россия», НТВ) классическая музыка. Показательный пример. Как-то, уже в новом веке, примерно в одно и то же время проходили конкурс Чайковского в Москве и конкурс эстрадной песни в ставшей зарубежной Юрмале. С первого по упомянутым каналам не было даже ужатого монтажа концерта лауреатов, со второго ежедневно давали двухчасовые трансляции, начиная с первого тура. До предела сокращено время звучания классической музыки и на государственном канале «Радио России». Причём, в большинстве музыкальных передач сама музыка щедро разбавляется разговорами «вокруг неё»: о сексуальной ориентации Чайковского, о любовницах Дебюсси, о заработках Карузо, о гастрономических пристрастиях Светланова, о суевериях Кальмана и т. п. Дошло до того, что услышать на «Радио России» большие музыкальные произведения – полностью и без перебивок - ныне практически невозможно. А на коммерческих каналах радио и телевидения классической музыке места нет вообще.

Даже на канале «Культура», цель которого, по идее, нести людям духовные богатства, немалая часть фильмов и программ очевидно ориентированы на обывательские вкусы и запросы. И при этом для него тоже, как и для телевидения в целом, характерна антисоветская направленность. Скажем, ведущий программы «Оркестровая яма» выносит на обсуждение тему: «Тяжёлое наследие» (речь о музыкальных коллективах и концертной деятельности) – не оценка советского наследия в этой сфере, а поиск подтверждений того, что это наследие тяжёлое. Даже в явно подобранной аудитории одна из участниц обсуждения не выдержала: «Но это не так! Тема предложена неверно. Все наши лучшие коллективы – это советское наследие».

Народный артист СССР Игорь Горбачёв констатировал крайнее неблагополучие и в театре: «Наступило время, когда наше великое, народное русское, - от Гоголя и Достоевского идущее, - совестливое и высокое искусство утрачивает своё назначение, становясь развлекательным, холуйским, заигрывающим с обывателем, бессмысленным… Почти ничего не ставится из русской классики, а если и ставится… они так переиначивают Чехова, Островского, Толстого, что жалко молодое поколение». Подтверждений такой оценки множество – от мата на сцене МХТ им. Чехова до «Детей Розенталя» на сцене Большого.

Многие мастера культуры выступают с предупреждением о гибельности подобной культурной политики, как для самой культуры, так и для духовности народа. Писатель Валентин Распутин незадолго до смерти констатировал, что «идёт вытеснение из культуры истинных талантов, а из государства – культуры, превращение её в грубую развлекательность». Певец Леонид Сметанников: «В последние годы страна «оберегает» молодое поколение от высокой культуры. Пошлость, бескультурье одолели театральные и концертные подмостки. Молодёжи преподносят несвойственные россиянам моральные и духовные ценности, воспитывают в ней дух всепобеждающей силы, культ оружия, вседозволенность денег». «Сейчас псевдокультура захватила сердца и души молодых, - сказал руководитель Большого симфонического оркестра Владимир Федосеев.- В следующем поколении мы можем вообще не увидеть духовно полноценных людей».

А что же власть? Как она реагирует на эти сигналы тревоги? А никак. Она их словно не слышит, периодически выступая с ну очень бодрыми заявлениями типа: «Именно образованные, творческие, физически, духовно здоровые люди, а не природные ресурсы или ядерное оружие будут главной силой России этого и последующих веков… Роль образования тем важнее, что для воспитания личности нам нужно восстанавливать роль великой русской культуры и литературы. Они должны быть фундаментом для самоопределения граждан, источником самобытности и основы для понимания национальной идеи» (Путин, сентябрь, 2013 г.).

Кто с этим не согласится? Только вот в том же 2013 году заместитель председателя Комитета ГД по образованию профессор О.Н. Смолин на заседании Государственной Думы так оценил недавно навязанные школе новые стандарты образования: «Во-первых, конструкция стандарта такова, что при желании получить полноценный набор учебных предметов как минимум за два из них придётся платить. Во-вторых, новый стандарт позволяет окончить школу, не изучив базовых учебных предметов – физики, химии, биологии, литературы и истории – как отдельных предметов. На наш взгляд, это полное разрушение системы общего образования. Результатом будет падение интеллектуального потенциала нации».

А профессор В.Ю. Троицкий, тоже в 2013 году, в статье, размещённой в Интернете, оценил новую программу общего (полного) среднего образования по русскому языку и литературе как прямо враждебную интересам России: «Из программы изъяты некогда достойно представленные в подобных документах И.А.Крылов, А.Н.Радищев, В.А.Жуковский, А.С.Грибоедов, Н.В.Гоголь, поэты пушкинской поры, в том числе Е.А.Боратынский, К.Ф.Рылеев, А.В.Кольцов, И.С.Никитин, кроме того, А.К.Толстой, А.Н.Майков, Н.С.Лесков, а также И.С.Шмелёв, В.И.Белов, К.М.Симонов, М.В.Исаковский, Н.М.Рубцов… Он [этот документ] приближает филологические знания современного ученика к уровню, при котором у школьника не может сложиться должного представления об… основополагающих национальных устремлениях к человечности и любви, в соцветье важнейших её идеалов, патриотизма, пафоса созидания, уважения к труду, стремления к Истине, добру, справедливости и вере в окончательную победу добра… Это не просто - плохо. Это преступно… Ибо лишать русскую молодёжь необходимой духовной пищи сознательно (а так оно и есть!), морить её духовным голодом может только враг русского народа. Это духовный геноцид в чистом виде…».

Как это соотнести с призывами Путина о необходимости формирования развитой творческой личности? Более того, министр образования в правительстве, которое возглавлял Путин, Фурсенко объявил былое «стремление создать человека-творца» «пороком советской системы образования» и поставил перед школой задачу «создать квалифицированного потребителя». Фурсенко уже не министр, но заданный им курс выдерживается неукоснительно: подготовка «квалифицированных потребителей» в российских школах осуществляется в строжайше обязательном порядке.

В современной школе теряется формирование научного мышления молодых людей, что делает их сознание беззащитным против непрекращающейся агрессии всевозможной мистики. Другая сторона этого процесса: из сознания молодёжи уходят элементарные представления о природе нашего мира. В выступлении на совещании учебно-методического совета по физике при Министерстве образования РФ профессор Уральского госуниверситета А.Н. Бабушкин рассказал: проведенный им опрос студентов выявил, что немалая их часть не представляет себе физического смысла понятий «сутки» и «год».

Катастрофически снизился уровень воспитательной работы в учебных заведениях; происходит деформация её установок. Скажем, если советские школы стремились прививать учащимся дух коллективизма, то в постсоветское время стал модным призыв «воспитывать лидеров». Но, во-первых, лидерами по определению могут быть единицы. Кем же при таком воспитании должны чувствовать себя остальные – аутсайдерами? Манифест пропутинского движения «Наши» провозглашает: «Слабый должен принять правила сильного». Но тогда о какой свободе вообще можно говорить? А во-вторых, когда заходит речь о лидерстве, то, как правило, конкретизация этого понятия сводится к конкурентоспособности в борьбе за карьеру и деньги. Однако, как показал ещё Христос, такая борьба не только не способствует, но препятствует духовному развитию человека. Поясняя притчу о сеятеле, Он прямо сказал: «А посеянное в терние означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушают слово, и оно бывает бесплодно».

Ещё раз подчеркну: всё свидетельствует о том, что такая трансформация образования – это не какие-то ошибки и просчёты, а «генеральная линия» «демократической» власти. Когда реформирование образования ещё только затевалось, самые авторитетные специалисты предупреждали, что оно неизбежно приведёт к деградации народа. Вице-президент Международной математической ассоциации академик В.И. Арнольд на слушаниях в Госдуме предупреждал: «Уровень подготовки школьников опустится гораздо ниже обычного уровня реальных училищ царского времени, а кое в чём – даже ниже уровня церковно-приходских училищ. Этот план (план реформ образования – В.В.) производит впечатление плана подготовки рабов, обслуживающих сырьевой придаток господствующих хозяев». Тем не менее, задуманная «демократами» реформа образования последовательно воплощается в жизнь.

И хотя она ведёт в сторону, прямо противоположную целям, провозглашённым Путиным, президент ничего не предпринял для того, чтобы остановить превращение образования из инструмента развития народа в инструмент, по оценке профессора Троицкого, его «умопогашения».

Чем же мотивировано то, что при совершенно очевидной губительности такого курса власть неукоснительно его придерживается?

Одна из причин ясна с первого взгляда. Разрушение духовности низводит человека на животный уровень существования. Такой человек не в состоянии осмыслить связь между своим положением и происходящими в обществе процессами, он не может глубоко озаботиться чем-то более высоким, нежели его личная судьба. А если его ещё и содержать в полуголодном состоянии, то он легко поддаётся дрессировке с помощью элементарных подачек, а в последние годы - и просто сладких обещаний.

Но есть ещё не столь очевидный, но не менее существенный момент. Чем был контрреволюционный переворот с духовной точки зрения? Это был бунт оголтелых потребителей против гуманистической идеологии с её приоритетом духовных ценностей, приоритетом общих интересов, пренебрежением погоней за материальными благами, бескорыстием. «Демократическое» понимание свободы идёт именно от отрицания таких установок, это «раскрепощение» и моральная реабилитация потребительских устремлений, это свобода от чувства сопричастности к судьбе своего народа и уж тем паче от долга служения ему; это ещё и свобода от необходимости, если не быть, то хотя бы притворяться порядочным человеком. Когда в пьесе Евгения Шварца «Тень» силы зла терпят поражение, певица Юлия Джулии, типичная представительница потребительски ориентированной интеллигенции, ужасается: «Вдруг войдёт в моду быть хорошим человеком – ведь это так хлопотно». Свобода от подобных хлопот – это и есть величайшая ценность посткоммунистической России, которую «демократы» готовы защищать до последнего.

Ну, а пока «демократы» отстаивают подобную свободу, Россия пожинает её плоды. Сотрудник НИИ психиатрии Минздрава РФ Ю.И. Полищук отметил проявления последствий свободно осуществляемой телеагрессии: «Оглупление общества, что приводит к ограничению, подавлению интеллектуальных и духовных потребностей человека. Происходит их замещение физиологическими, т.е. животными инстинктами».

На конгрессе в поддержку чтения сотрудница Государственной детской библиотеки Елена Голубева рассказала о том, что проведенные исследования показывают: пристрастие к чтению стало у подростков не только не престижным занятием, но, напротив, объектом осмеяния сверстников. Министр образования и науки РФ Ольга Васильева констатировала: «Наши дети очень плохо говорят и плохо могут донести свою мысль. Косноязычие очевидно». Главная причина этого, по её мнению, в том, что «во-первых, мы мало читаем; во-вторых, проблема потери функционального чтения». Она отметила, что сложности с выполнением домашнего задания («дети часами сидят за выполнением уроков») могут быть связаны с неумением формулировать основную мысль – особенно после чтения текста (это и есть функциональное чтение).

Советская система общего образования была названа ЮНЕСКО лучшей в мире. Американские специалисты признавали, что такое развитие, какое давали обычные школы в СССР, в США могли получить только ученики частных школ и школ богатых предместий. Ну, а что касается постсоветской России, то СМИ разных политических направлений приводили такие данные: международные исследования качества знаний и навыков школьников, проведенные в 32-х странах, поставили Россию на 27-е место; по данным ООН современные российские школьники по уровню знания точных и гуманитарных наук занимают 22-27 места. В рейтинге уровня образования, определяемом экспертами ООН, Советский Союз занимал место в группе лидеров, «демократическая» же Россия, по данным 2013 года – 36-е место.

Если суммировать все эти симптомы, то можно сделать вывод: на том пути, по которому повели Россию реформаторы, наше общество быстро теряет духовный и интеллектуальный потенциал, что превращает свободу духа в фикцию.

 

 

Где установлена статуя Свободы?

 

А как же обстоят дела со свободой в том мире, который наши «демократы» подобострастно именуют «цивилизованным». Лидеры развитых капиталистических государств очень любят рассуждать о правах и свободах и поучать других, как их надо соблюдать. Однако несоответствие их лозунгов реалиям «свободного мира» доходит до того, что впору уже говорить не о политическом бесстыдстве, а о политической шизофрении.

Как-то под настроение президент Клинтон принёс извинения народу Гватемалы за поддержку со стороны США «вооружённых сил и секретных служб, которые принимали участие в жестоких и широкомасштабных репрессиях». Напомним, что в 1954 году США организовали военное свержение президента Арбенса, который, не посягая на буржуазный строй, предпринял ряд реформ, нацеленных на улучшение жизни простых людей – в частности, начал проводить земельную реформу в интересах крестьянства и покусился на необрабатываемые земли, принадлежащие «Юнайтед Фрут Компани». В десятилетия после свержения Арбенса при сменявших друг друга ультраправых режимах в крошечной Гватемале при поддержке США, как признал Клинтон, было убито около 200 тысяч человек.

И это только один из многочисленных примеров нарушения Соединёнными Штатами прав целых народов. По поводу подготовленного при участии американских спецслужб свержения демократического правительства Народного Единства в Чили Генри Киссинджер, определявший тогда внешнюю политику США с циничной откровенностью заметил: «Не вижу никаких оснований не вмешиваться, когда эта страна может стать коммунистической в силу безответственности её жителей». При активно и всесторонне поддерживаемой США диктатуре Пиночета были убиты или пропали без вести десятки тысяч людей, около миллиона, чтобы избегнуть этой участи, вынуждены были покинуть страну.

И государство, проводящее такую политику, осмеливается обвинять в нарушении прав человека Кубу! По данным английской организации врачей в результате американо-английской агрессии против Ирака (затеянной, как теперь официально признано, под сфальсифицированным предлогом) погибло около ста тысяч мирных жителей. А кубинские врачи, работая абсолютно безвозмездно в десятках беднейших стран мира, ежегодно спасают от смерти сотни тысяч людей. Но при этом с точки зрения мира, именующего себя «свободным» США – «оплот демократии», а Куба – «ось зла».

Есть ещё один очень важный момент. Новый мировой порядок, устанавливаемый ведущими капиталистическими государствами, основан на полном отказе от основополагающих принципов Всеобщей Декларации прав человека.

Первая и вторая статьи Декларации гласят: «Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашёнными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия». – Но ведь ещё в конце 70-х годов в США была разработана «Большая стратегия на 1980-е», которая провозгласила: «Мы стоим перед мрачной перспективой мира, где слишком много людей и слишком мало ресурсов. Мира, где стремление развитых стран сохранить уровень жизни входит в явное противоречие со стремлением других выжить… Потребуется сила, чтобы побудить развивающиеся страны не прерывать поставки важнейших ресурсов». Сейчас именно эта стратегия находит воплощение в новом мировом порядке. По данным, приводившимся на конференции ООН по борьбе с бедностью, прошедшей в 2002 году в Монтеррее, только из-за неравноправных экономических отношений бедные страны «платят дань» богатым в объёме 300 миллиардов долларов в год. При этом сила ведущими капиталистическими государствами применяется против непокорных стран весьма активно: первая агрессия против Ирака, «миротворческая» операция в Сомали, систематические бомбежки Ирака, агрессия против Афганистана, агрессия против Югославии, вторая агрессия против Ирака; прямое соучастие в дестабилизации положения в Ливии, на Украине, в Сирии…

В 2003 году президент Буш направил в конгресс документ «Стратегия национальной безопасности США», который, в частности, предусматривает, что «руководствуясь здравым смыслом (?! – В.В.), США впредь будут действовать против любой опасности прежде, чем она полностью сформируется». Тем самым уже на официальном уровне отброшен ещё один важнейший принцип Декларации: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность… Никто не должен подвергаться жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию». Добавим, что опыт военного вмешательства развитых капиталистических стран в дела Сомали, Югославии, Афганистана, Ирака убеждает, что его основной жертвой становится мирное население.

«Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи», - гласит Декларация. Но ведь новый мировой порядок обрекает народы бедных стран на нищету, лишая сотни миллионов людей возможности полноценного питания, здравоохранения, образования. Уже к началу нынешнего века на планете сложилось чудовищное положение, когда в одних странах, по свидетельству Би-Би-Си, сотни тысяч людей умирают от последствий обжорства, а в других – десятки миллионов умирают от последствий голода и невозможности получить квалифицированную медицинскую помощь.

Да и в самом «свободном мире» положение со свободой отнюдь не так безоблачно, как это представляет пропаганда. Политическая свобода в развитых капиталистических странах допускается лишь настолько, насколько она не угрожает социально-экономическим устоям буржуазного общества. А когда такая угроза возникает… Это ведь не коммунистическая пропаганда, а установленный факт, что гитлеровцы были «призваны» к власти немецкой буржуазией, напуганной усилением позиций коммунистической партии. На Нюрнбергском процессе бывший президент Рейхсбанка Я. Шахт показал: «Для избирательной кампании он (Гитлер) нуждался в деньгах. Он попросил меня обеспечить его деньгами, и я это сделал». Обращение к Гинденбургу назначить Гитлера канцлером Германии подписали крупнейшие магнаты германского капитализма (как говорится в фильме Рома «Обыкновенный фашизм», оно было подписано «двумя миллиардами марок»).

В США после того, как совместная с Советским Союзом борьба против гитлеровской Германии способствовала широкому распространению левых взглядов (режиссёр Орсон Уэллс писал об Америке середины 40-х годов: «Среди люди моего поколения не было правых, в интеллектуальной среде они не существовали»), был «призван» патологический – в буквальном смысле – антикоммунист сенатор Маккарти. Созданная им комиссия по расследованию антиамериканской деятельности вела широкомасштабное преследование инакомыслящих: людей увольняли с работы, включали в «чёрные списки», а то и бросали в тюрьму – как, например, одного из самых известных мастеров детектива писателя Дэшила Хэммета, который, замечу, не состоял в Коммунистической партии.

Собственно, репрессивные меры по отношению к инакомыслящим – давняя традиция американской «демократии». В конце 19-го века власти Чикаго организовали кровавую расправу над протестующими рабочими, а потом ещё и отдали рабочих лидеров под суд, который приговорил их к смертной казни (позже, уже после казни, приговор официально был признании необоснованным). В начале 20-го века певец и активист рабочего движения Джо Хилл был казнён по сфабрикованному обвинению в убийстве. Через 12 лет по аналогичному обвинению были казнены Сакко и Ванцетти, хотя к моменту их казни был уже известен подлинный убийца…

Конечно, это крайности, но преследование людей за их убеждения – правило в США. Биограф Чарльза Чаплина Дэвид Робертсон пишет: то, что Чаплин украсил дверь своего туалета флажком с лозунгом «Приветствуем Уилла Хейза» (сенатор Хейз – правый политик, автор ставшего основой цензуры «Кодекса Хейза»), было расценено шефом ФБР Гувером как «свидетельство проникновения коммунистических идей». На Чаплина стали копить досье – и в конце концов, после одного из его выездов за границу запретили возвращаться в США.

Уже в 90-е годы прошлого века учительница Мэри Лонерган была не просто уволена с работы, но вообще лишена права преподавания за то, что пригласила учеников во внеурочное время на маёвку. Мотивировка: «За пропаганду коммунизма», хотя в США нет закона, запрещающего такую пропаганду.

А когда после уничтожения США и их сателлиты начали борьбу за установление «нового мирового порядка», хвалёная свобода прессы в западном мире превратилась в фикцию.

Сейчас как о чём-то нереальном вспоминается, что в годы войны во Вьетнаме в американской буржуазной прессе нередко публиковались статьи, её осуждающие. Ныне, по словам известного итальянского политика Джульетто Кьезы (из интервью 2014 года), «на Западе под видом журналистики была создана армия пропагандистов». Вот несколько примеров, свидетельствующих о том, что пресса ведущих капиталистических государств превратилась в орудие пропагандистского прикрытия установления «нового мирового порядка».

Немецкий актёр Роль Бекер с группой представителей профсоюзов Германии посетил Белград в разгар агрессии Запада против Югославии. После возвращения они объявили о пресс-конференции. На неё были приглашены представители всех ведущих СМИ Германии. Казалось бы, вот она, столь желанная сенсация! Однако на пресс-конференцию, на которой должны были изложить точку зрения на события в Югославии, отличную от официальной, не пришёл НИ ОДИН журналист.

Американский публицист Стивен Коэн так охарактеризовал освещение событий на Украине 2014 года: «В демократической политической системе ведущие средства массовой информации должны срывать завесу тайны. Но в ходе украинского кризиса ведущие американские газеты и телеканалы действуют почти так же предвзято, как Белый Дом и Госдепартамент. Они затушёвывают происходящие зверства, а то и вовсе о них умалчивают, и в целом полагаются на информацию из Вашингтона и из Киева».

Бывший редактор «Уолл-стрит джорнал» Пол Крейг Робертс констатирует: «Мы наблюдаем полное разложение западной журналистики имперским курсом Вашингтона. Журналистам приходится либо соглашаться сложью, либо оказываться забортом». В качестве примера он приводит освещение европейскими СМИ инцидента с малазийским «Боингом», сбитым над Донбассом: ещё дорассмотрения фактов по этому делу,«все западные СМИ заявили водин голос: это дело рук России».

Так что писатель Джордж Бернард Шоу имел основания утверждать: «Статуя Свободы установлена на том месте, где она похоронена».

 

 

Там царит кумир златой…

 

Что же касается свободы духовного развития людей в западном мире, то она чрезвычайно сильно ограничена уже самими принципами жизни капиталистического общества. Капиталистическое общество основано на борьбе за выживание. Шолом Алейхем писал: «В Америке железный закон: ежели вам нечего есть, можете умирать». С тех пор – не в последнюю очередь благодаря победе социалистической революции в нашей стране – в западном мире были приняты меры по социальной защите проигравших в этой борьбе. Но и сегодня им приходится несладко. Уже в начале нынешнего века радио Би-Би-Си сообщило, что в Нью-Йорке благотворительными обедами вынуждены пользоваться около миллиона(!) людей. Десятки тысяч жителей Нью-Йорка должны искать приюта в ночлежках.

Естественно, этим людям трудно заниматься развитием своего духовного мира. Но боязнь оказаться в числе аутсайдеров (а от этого мало кто застрахован – вспомним фильм «Забавные приключения Дика и Джейн») заставляет и достаточно благополучно существующих людей участвовать в гонке за повышением своей материальной обеспеченности – гонке, которая, как заметил Эйнштейн, может «привести к удовлетворению желудка, но никак не к удовлетворению человека как мыслящего и чувствующего существа».

Далее, условием нормального функционирования современной капиталистической системы западного типа является высокий уровень материального потребления. На организованном Би-Би-Си обсуждении проблем современного мира специалисты констатировали, что сокращение потребления неизбежно вызовет экономический кризис. Поэтому гонка за матблагами здесь стала одним из устоев системы. Академик В.И. Арнольд рассказывал, что его американские коллеги делились с ним: исходя из экономических соображений, власть не стремится к культурному развитию народа – «приобретение населением культуры плохо влияет на покупательную способность».

Следовательно, потребительскому обществу органически присуще подавление духовной свободы людей. Оно формирует, говоря словами профессора Калифорнийского университета Герберта Маркузе, «одномерного человека»: «Люди осознают себя в приобретённых товарах, их душа находится в автомобилях, стереофонических комбайнах, домах, кухонном оборудовании… социальный контроль осуществляется с помощью новых потребностей».

Новые потребности искусственно возбуждаются, в частности, посредством рекламы, на которую тратятся гигантские средства – по данным «нулевых» годов нового века – до триллиона долларов в год. При этом реклама давно превратилась из просто средства ознакомления с предлагаемыми товарами и услугами в мощнейшее средство идеологического воздействия. Как мы теперь убедились сами, реклама навязывает мысль, что приобретение и потребление – это путь к счастью; то есть, выступает как инструмент формирования потребительского сознания.

А если учесть, что, как подсчитал американский специалист по рекламе Кале Ласне, каждый американец от момента, когда начинает осознавать окружающий мир, до окончания школы подвергается в среднем воздействию 350 тысяч только телевизионных реклам, то есть основания говорить о «поточном производстве» такого населения, спектр радостей которого, по язвительному замечанию философа Эриха Фромма, «большое яблоко, большая бутылка, большая грудь».

Таким образом, в обществе потребления уже при формировании сознания человека из него устраняется сама потребность в духовных богатствах. Фактически идёт уничтожение личности, поскольку, как писал Николай Бердяев, «личность – категория духовная». Такой человек может казаться себе свободным, однако в действительности он, по «диагнозу» врача и философа Альберта Швейцера, «патологически зависим».

С другой стороны, как утверждала Айн Рэнд, американский философ-апологет капитализма, в западном мире «выражение «делать деньги» является основой человеческой морали». Закономерно, что для людей, принявших эту идеологическую установку, духовные богатства превращаются, говоря словами Чубайса, в «воздушность, которой следует пренебречь». Даже среди тех, кто регулярно посещают театры, концерты классической музыки, художественные выставки, многие относятся к искусству не как к средству духовного обогащения, а как к предмету потребления. Для них это вид роскоши, свидетельствующий (наряду с классом машины, костюма, дома) о принадлежности к избранному обществу. «Им и в голову не придёт, - говорил уже пожив несколько лет в эмиграции режиссёр Андрей Тарковский,- что для того, чтобы приобщиться к искусству, надо сделать духовное усилие». О том же писал, создавая «социальный портрет» респектабельной американской семьи, профессор Йельского университета Чарльз Рейч: у обоих супругов высшее образование; у них хороший дом, в котором много книг; они слушают превосходную музыку, - но всё это только требования престижного уровня потребления, общение с культурой их внутренний мир не затрагивает.

Польский режиссёр Кшиштоф Занусси рассказывал о поездках Тарковского по США, встречах с американскими интеллектуалами: «Взаимное непонимание было удивительным. Важнейшие для Тарковского идеи о миссии искусства, духовности человека, стремлении к осознанию смысла жизни как первого шага в духовном возвышении вызывали какое-то абсолютное непонимание. Им было трудно понять, что следует задуматься над смыслом своего существования,.. они воспитаны в убеждении, что счастье – это элементарный комфорт и ничего более».

Тут есть ещё один существенный момент. Основой капитализма является рыночная система. Рынок как сфера действия товарно-денежных отношений существовал от рабовладельческого общества до социалистического включительно. Но рыночная система – это совсем иное. Антрополог М. Сахлинс так охарактеризовал её: «Это очень необычный тип общества. Он отмечен… странной идеей, будто люди имеют в собственности своё тело, которое имеют право и вынуждены использовать, продавая его тем, кто контролирует капитал». Фромм выразил ту же мысль более резко: «Человек превращается в товар».

Рыночная система формирует «рыночный характер», о котором Эрих Фромм писал: «Цель рыночного характера – полнейшая адаптация, чтобы быть нужным, сохранить спрос на себя при всех условиях, складывающихся на рынке личностей. Личности с рыночным характером не имеют собственного «Я», ибо их «Я» постоянно меняется в соответствии с принципом «Я такой, какой я вам нужен».

Проблему «человек в рыночной системе» вполне серьёзно исследовал французский режиссёр Ф. Вебер в шутливом фильме «Игрушка». Герой, журналист, чтобы «сохранить спрос» на себя у владельца газеты, вынужден смириться с ролью живой игрушки сына хозяина. Но ещё лучше характеризует «рыночный характер» американский уже чисто коммерческий римейк «Игрушки». Вебер своим фильмом выступает против таких отношений, а вот автор американской картины считает их вполне естественными, - и герой не только не рвёт чек, которым хозяин намерен купить его достоинство, но – в полном соответствии с законами рынка – использует конъюнктуру, чтобы взвинтить цену на себя. Такой персонаж – готовый продукт рыночной системы; человеческая истинность у него отсутствует полностью.

Таким образом, рыночная система не только не создаёт условий для раскрытия духовного потенциала личности, но препятствует этому. Человек, стремящийся сохранить духовную свободу, оказывается неконкурентоспособным.

Эрих Фромм считал индивидуализм социальной патологией, вызванной порочной социально-экономической системой: «Индивиду угрожают мощные силы, стоящие над личностью – капитал и рынок. Его отношения с собратьями, в каждом из которых он видит возможного конкурента, приобретают характер отчуждённости; он свободен – это значит, что он одинок, изолирован, ему угрожают со всех сторон».

Впрочем, поборники западного образа жизни убеждены, что индивидуализм – это и есть истинная свобода. Айн Рэнд утверждала, что «только эгоистические устремления людей способны привести к полному материальному успеху». Что ж, укоренение во внутреннем мире человека эгоизма ведёт к уничтожению чувства ответственности за свои поступки перед другими людьми (т.е. совести), а снятие такого морального ограничителя и впрямь повышает шансы в борьбе за материальное преуспевание. И такие индивиды могут свободно пользоваться «завоёванным» благосостоянием, абсолютно не беспокоясь, что их высокий уровень материального потребления оплачивается нищетой и голодом многих миллионов людей. Но ведь это отнюдь не ведёт к духовному возвышению человека. Напротив, это лишь подтверждает вывод, который сделал Бердяев: «Эгоцентризм разрушает личность, он есть величайшее препятствие на пути реализации личности». Философ, ставивший свободу личности превыше всего, был в то же время убеждён: «Не быть поглощённым собой, быть обращённым к «ты» и «мы» есть основное условие существования личности».

Утверждение в сознании людей приоритета личных интересов чревато губительными последствиями и для человечества в целом. Потому что, как отметил религиозный философ В.С. Соловьёв, «весь исторический рост человечества состоит в последовательном ограничении «своего интереса».

Действительно, если бы люди первобытного общества считали «бессмысленным подчинение частного общему», то человек бы просто не выжил. Только жертвенность во имя блага всего племени как норма поведения позволила тогда человечеству не только выжить, но и развиваться.

Готовность римлян ради общего блага жертвовать своими интересами и самой жизнью на многие века вошла в пословицу («римлянин душой»). А вот когда при вырождении Рима в древнее общество потребления это качество у подавляющего большинства граждан атрофировалось, Рим не выдержал натиска варваров, которые никак не превосходили его не в экономической, ни в военной мощи.

Подобных примеров можно привести немало из самых разных эпох. Все они подтверждают, что путь прогресса общества, а тем паче человечества лежит только через служение частного общему и солидарность. Французский философ Пьер Тейяр де Шарден, интерполируя эту историческую тенденцию, сделал вывод: «Двери в будущее откроются лишь перед напором всех вместе».

Всё, о чём говорилось выше, дало основания западным специалистам, даже очень далёким по своим политическим убеждениям от коммунистов, для крайне пессимистических оценок. Американский социолог Л. Мамфорд считал, что западное общество становится своего рода «мегамашиной», которая «превратила людей в послушных роботов и не ставит перед собой никаких человеческих целей». Английский учёный А. Тойнби констатировал: «В западном мире в конце концов последовало появление тоталитарного типа государства, сочетающего в себе западный гений организации и механизации с дьявольской способностью порабощать души, которой могли бы позавидовать тираны всех времён и народов».

Остановлюсь несколько подробнее на роли Интернета, потому что, когда его сеть ещё только начинала опутывать нашу планету, нашлось немало специалистов, которые провозгласили, что наступает эпоха невиданной духовной свободы, поскольку перед людьми открывается неограниченный доступ к информации.

Однако итальянский политик Джульетто Кьеза оценил положение совершенно иначе: «Только очень грамотный человек может разделить правду и неправду в Интернете, тогда как количество неправды преобладает с абсолютной очевидностью». Действительно, Интернет открывает свободный доступ к информации, но она столь противоречива, что различить истину и ложь неподготовленному человеку крайне затруднительно. Так что Интернет не столько открывает путь к людям правдивой информации, сколько способствует созданию хаоса в сознании людей, а создание хаоса в сознании людей ведёт к умопогашению.

Способствует умопогашению и то, что в Интернете, в его нынешнем виде, полностью отсутствуют нравственные и этические критерии. Неслучайно его уже окрестили «всемирной информационной помойкой». Даже вполне респектабельные сайты зачастую ориентированы на самые убогие обывательские запросы. Например, в один из вечеров страница «Новости mail.ru» предлагала посетителям среди пяти главных новостей такие: «Трагедия: оператор «Вестей» утонул во время съемок передачи!», «Жена известного режиссера покончила с собой», «Дочь топ-менеджера «Лукойла» умерла от жестоких побоев», «Готичные Деми Мур и Эштон Катчер на ежегодном "Оскаре Моды"». А сколько бывает предельно низкопробной информации. Скажем, на сайте rutracker.org, можно было найти выдающиеся произведения киноискусства и великую музыку, но здесь же предлагались ещё и материалы типа «Сайт для мужчин. Тебе точно понравится», «Позорное фото Собчак в бане уже в сети!» и т.п.

В таких условиях Интернет приносит пользу только духовно очень здоровому человеку. Для тех, в чьём внутреннем мире есть гнильца, он становится средством подпитки пороков. К примеру, СМИ не раз сообщали о том, что в США и Великобритании были выявлены массовые случаи использования служебных компьютеров Белого дома и Британского парламента для посещении порносайтов.

Более того, уже появились достаточно серьёзные основания вспомнить мрачное предсказание Аурелио Печчеи о перспективах «информационного общества»: «Не погибнет ли окончательно человек со всеми своими стремлениями и духовностью в системе, которая будет далека и чужда его природе».

«Информационная эра» таит в себе вполне реальную угрозу тотального подавления личности. С одной стороны, она даёт немыслимые прежде возможности для контроля за человеком. На Западе уже разработана система (подробнее при желании можно узнать из брошюры «Электронные карточки и печать антихриста», М., 1999), предусматривающая создание электронного банка данных на всех граждан – он будет характеризовать их, как говорится в проекте закона, предлагаемого авторами системы, «со стороны физической, биологической, психической, экономической, культурной, политической или общественной». Одна из заявленных целей всего этого: обеспечение безопасности. И этот проект уже воплощается в жизнь. Эдвард Сноуден, сотрудник NSA (Агентство национальной безопасности), бросивший вызов организации, предупредил мир: «Они намерены сделать любой разговор, любую форму взаимодействия известной им. Даже если вы не занимаетесь ничем предосудительным, за вами наблюдают. Однажды вы попадёте под подозрение, и они смогут изучить любое решение, когда либо принятое вами, любой ваш разговор с другом, а затем сделать из вас преступника на основе этой информации». В сущности, подобная система мало чем отличается от той, возникновение которой предрекали самые пессимистические антиутопии вроде «Координаторши» Герберта Франке.

С другой стороны, в «информационную эру» манипулирование информацией открывает чудовищные возможности манипулирования людьми. В прессе говорилось, что в США принята «Единая доктрина информационных операций», которая, в частности, предусматривает «ввод дезинформации, распространение пропагандистских и иных материалов в рамках «психологических операций», формирование общественного мнения,.. использование среды Интернет в ходе проведения различных акций информационной войны».

О том, насколько эффективны современные методы информационной войны, свидетельствует, например, европейский опрос во время агрессии против Югославии, который показал, что во всех европейских странах, кроме двух, более 50% людей (в некоторых государствах – более 70%, а в Дании – более 80%) приняли навязываемую средствами воздействия на сознание людей демонизацию сербов и поддерживают агрессию.

Французский философ Ги Дебор назвал возникающую систему «обществом спектакля». Ужаснувшись её перспективам и не видя возможности воспрепятствовать её утверждению, он покончил с собой.

 

 

 

Коммунизм открывает людям возможность становиться богами

Какие же принципы существования человека будут наиболее благоприятствовать его духовной свободе? Ответ на этот вопрос искали ещё мыслители древних времён.

Будда считал необходимым пренебрежение материальными благами. Эту точку зрения разделяли философы Эллады. «Чем меньше человеку нужно, тем ближе он к богам, - был убеждён Сократ.- Есть только одно благо – знание… богатство приносит лишь дурное». «Всё, что усвоил я доброго, мысля и слушаясь Музы, стало моим, а иное богатство накапливать тщетно», - считал Кратет. Эпикур, чьё имя стало символом наслаждения жизнью, жил в материальном отношении чрезвычайно скромно – в полном соответствии с выдвинутым им принципом: «Всё, чего требует природа, легко достижимо… Самая простая снедь доставляет не меньше наслаждения, чем роскошный стол, если только не страдать от того, чего нет». Величайшим благом он считал «разумение». «Ничто не мнить своей собственностью» учил Пифагор.

Когда Деметрий захватил Мегары, он распорядился узнать, не нанесли ли его воины убытка Стильпону; а если нанесли – немедленно возместить. Философ ответил, что убытка он не понёс: знания и разум остались при нём, а остальное значения не имеет. Менедем сказал о Стильпоне: «Это истинно свободный человек».

Подобные идеи – приоритет духовных ценностей, необходимость отказа от собственности как условие обретения духовных богатств, пренебрежение погоней за материальными благами – лежат в основе учения Христа: «Не собирайте себе сокровищ на земле,.. но собирайте себе сокровища на небе; ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше», «Всё, что имеешь, продай и раздай нищим (в христианском понимании – неимущим.- В.В.), и будешь иметь сокровища на небе», «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что вам пить»… Ещё один важнейший христианский принцип – приоритет общих интересов, забота о других людях. Даже духовное совершенствование человека Христос рассматривает не как самоцель – человек, совершенствуясь духовно, обязан помогать духовному развитию других: «И зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечник, и светит всем в доме».

Подчеркну: приобщение к учению Христа уже первые христиане рассматривали именно как путь к свободе. И это верно. Следование учению освобождает внутренний мир человека от оков плотских вожделений, а осуществление предложенных Христом принципов жизни освободило бы людей и от социального угнетения. Таким образом, были бы созданы условия, благоприятствующие духовному возвышению людей и человечества в целом.

Мысль о необходимости освобождения души человека от власти материальных вожделений и, прежде всего, от жажды обогащения – это краеугольный камень гуманистического понимания свободы. Его придерживались, к примеру, христианский проповедник Иоанн Златоуст, теолог Майстер Экхарт, христианский философ Эразм Роттердамский, лорд-канцлер Англии Томас Мор, один из самых просвещённых дворян Франции своего времени Габриэль де Мабли, литератор и философ Гёте…

Даже один из теоретиков капитализма английский экономист Д.С. Милль был убеждён, что характерная для капитализма погоня за деньгами препятствует духовной свободе человека; он писал, что для «свободы во всех сферах духовной культуры» необходимо «статичное состояние капитала».

Популярные авторы детективов Росс Макдональд и Агата Кристи не относятся к писателям-философам. Тем не менее, даже они разделяли мысль о необходимости освобождения души от алчности. «Деньги и свобода несовместимы», - высказывал убеждение Макдональд. «Существование, в котором деньги не играют особой роли, даёт свободу», - солидарна с ним Кристи.

На аналогичных принципах основано и понимание свободы с позиции марксистского учения. «Царство свободы, - писал Маркс, - начнётся в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью». Разумеется, здесь речь идёт не об отказе от созидательного труда, а о превращении труда из средства зарабатывания денег в жизненную потребность человека, в средство раскрытия творческого потенциала личности. «Производительный труд вместо того, чтобы быть средством порабощения людей, стал бы средством их освобождения, предоставляя каждому развивать во всех направлениях и действительно проявлять все свои способности», - писал Энгельс.

Главное богатство нового общества Маркс видел не в высоком уровне материального потребления, а в свободном времени – «пространстве» для духовного развития личности. И суть знаменитой формулы «Каждому по потребностям» именно в этом – в освобождении человека от заботы «что есть и что пить и во что одеться» и предоставлении возможности направлять максимум сил и времени на развитие внутреннего мира и реализацию своего творческого потенциала на общее благо. От ошибки видеть в принципе распределения главную цель коммунизма Маркс предостерегал в «Критике Готской программы».

 

 

Годы, прожитые в «демократической» России, убедили меня, «внутреннего эмигранта» 70-80 годов, в том, что именно в советском социалистическом обществе реально существовала свобода духовного развития человека. Существовала при всех имевшихся в нём ограничениях. Не было политического плюрализма. С конца 30-х годов довлела нормативность, которая отрицательно сказывалась на свободе творчества, как в искусстве, так и в науке. Однако при всём том прав был академик Вернадский, который написал в своём дневнике уже после репрессий 30-х годов: «Сейчас исторически ясно, что, несмотря на многие грехи и ненужные – их разлагающие жестокости в среднем они (большевики) вывели Россию на новый путь».

Эрих Фромм, показав, что социально-экономическая система общества западного типа подавляет духовное начало, способствует формированию в сознании людей алчности, собственничества, эгоизма, отметил: «Другие экономические условия могут вызвать к жизни прямо противоположные стремления».

В Советском Союзе в 30-50-е годы как раз и были созданы «другие экономические условия». Одним из ключевых моментов сталинского проекта социализма стало то, что экономическая система была ориентирована не на прибыль, как капиталистическая, а на удовлетворение потребностей общества. Сталин назвал этот принцип «Основным законом социализма». И, это вкупе с целенаправленной воспитательной работой, действительно привело к формированию в сознании советских людей и общественном сознании в целом «прямо противоположных» (противоположных доминирующим в капиталистическом мире) стремлений. Алчность, собственничество, эгоизм стали восприниматься как уродливые пороки. На житейском уровне слова «жадина» (в детской среде), «собственник» сделались оскорбительными. В 30-50-е годы утвердились как норма поведения служение стране как важнейший стимул труда, приоритет общественных интересов, пренебрежение погоней за материальными благами, готовность бескорыстно прийти на помощь другому.

Существенно, что, выдвигая задачу повышения материальной обеспеченности народа, Сталин стремился решить её таким способом, чтобы не пробуждать в людях алчности – повышая не столько заработки, сколько доступность материальных благ. Он писал, что рост материального благосостояния людей должен осуществляться «особенно путём дальнейшего снижения цен на предметы массового потребления».

Замечу, что такой путь не только повышал материальный уровень жизни народа, но и создавал исключительно надёжную систему социальной защиты человека. В условиях, когда были бесплатные здравоохранение и образование, почти бесплатные жильё, электроэнергия и отопление, очень низкие цены на основные продукты питания и товары первой необходимости, подавляющее большинство людей могло в действительности «не заботиться что есть и что пить и во что одеться».

Высокая материальная защищённость человека в советском социалистическом обществе была фундаментом его духовной свободы. И этой свободой широко пользовались – в том числе и в 70-е – 80-е годы «внутренние эмигранты» - те интеллигенты, которые не желали жить одной жизнью с советским обществом. Они устраивались на низкооплачиваемую, но дающую много свободного времени работу, и того, что получали, им было достаточно, чтобы жить в своём духовном мире: кто-то изучал «непереводных» философов, кто-то – мистические учения, кто-то сам сочинял. В те годы я мог позволить себе без какого-либо ограничения в удовлетворении разумных матпотребностей быть независимым журналистом и жить на одни гонорары – и при этом средств хватало не только на «хлеб насущный», но и на четыре-пять поездок по стране ежегодно. Я мог позволить себе даже такую экстравагантность, как съездить в Москву только для того, чтобы сходить в кинотеатр «Иллюзион», где шли зарубежные фильмы проката прошлых лет. Замечу, что когда я попробовал сохранить свой статус в «демократической» России, то даже без поездок в соседний Харьков и при самом аскетичном существовании моего месячного заработка не хватало даже на неделю.

Среди целей, определённых Сталиным, была и такая: необходимо превратить труд «из средства только лишь поддержания жизни в первую жизненную потребность» И в этом направлении тоже удалось добиться многого. Писатель Всеволод Кочетов в книге воспоминаний «Улицы и траншеи» замечает, что «труд в нашей стране она (партия) сумела превратить в дело чести, доблести и геройства».

Это было подлинное освобождение труда, и такой труд – даже физический стал сферой раскрытия творческого потенциала людей. «Люди почему-то думали, что есть труд высокий и труд низкий, - говорил писатель Илья Эренбург, обращаясь к рабочим-новаторам.- Они думали, что вдохновение способно водить кистью, а не киркой. Пала глухая стена между художником и ткачихой, и в духоте шахт люди добывают не только тонны угля, но и высочайшее вдохновение мастера».

В работе по развитию внутреннего мира людей, о которой упоминалось выше, особо важную роль играло приобщение народа к духовным богатствам подлинно художественной культуры. И оно начало осуществляться буквально с первых недель после победы Октябрьской революции – ещё тогда, когда гражданская война была в разгаре.

Представитель президента США Уильям Буллит писал в отчёте о Советской России 1919 года, что рабочие посещают театры и картинные галереи, что ведётся большая работа по их эстетическому просвещению. Английский писатель Герберт Уэллс, посетивший нашу страну в 1920 году, был потрясён тем, что «в этой непостижимой России, воюющей, холодной, испытывающей бесконечные лишения, осуществляется литературное начинание, немыслимое сейчас в богатой Англии и богатой Америке… В умирающей от голода России сотни людей работают над переводами; книги, переведенные ими, печатаются и смогут дать новой России такое знакомство с мировой литературой, какое недоступно ни одному другому народу».

Спектакли ставились не только на театральной сцене. Академик А.Д. Александров вспоминал, что пьесы классиков мировой литературы, включая античную, часто разыгрывались прямо на площадях. Самодеятельные театральные коллективы действовали в воюющей Красной Армии. В порядке вещей стали массовые – для многотысячной аудитории – концерты классической музыки… В 1918 году сотрудница детского отдела театрально-музыкальной секции Наркомпроса Наталья Сац выдвинула идею создать детский музыкальный театр. И хотя ей тогда было всего 15 лет, руководство отнеслось к этой идее очень серьёзно. И в охваченной гражданской войной Советской России был создан первый в мире детский музыкальный театр, руководить которым поручили самой Наталье Сац.

Государственной задачей стала ликвидация неграмотности. Французский специалист Даниэль Мартин назвал 26 декабря 1919 года, когда Ленин подписал декрет, согласно которому все советские граждане от 8 до 50-и лет должны были научиться читать и писать, «исторической датой» - потому что впервые в мировой истории государство предприняло меры, ведущие к достижению всеобщей грамотности. Задача была очень трудной: ведь согласно последней царской переписи в стране среди людей 9-49 лет было только 26,3% грамотных. Тем не менее, уже к 1926 году процент грамотных достиг 56,6%; в 1939 – 89,1% (в РСФСР более 95%).

После всех завихрений и перегибов, вероятно, неизбежных при революции, на очень высокий уровень поднялось советское образование.

Очень важное значение имело то, что преподавание строилось не на снабжении учеников каким-то объёмом знаний, а на развитии мышления учеников. Скажем, в математике школьники не затверживали «готовые» формулы, а учились их выводить и доказывать. Таким образом, школа давала не только образование, но и прививала логическое мышление. Кстати, уже этого достаточно, чтобы развеять миф демпропаганды, будто советская система готовила «людей-винтиков». Умение логически мыслить, научный взгляд на мир – это качество не «винтика», а личности; и это необходимое условие обретения духовной свободы.

Для того, чтобы сделать высшее образование широкодоступным для рабоче-крестьянской молодёжи, были созданы (первые в 1919 году!) рабочие факультеты, рабфаки, о которых выдающийся педагог А.С. Макаренко писал: «Это было знамя освобождения рабочей молодёжи от темноты и невежества… Это было яркое утверждение человеческих прав на знание».

Наиважнейшей задачей 20-30-х годов было решение экономических задач. Как отметил Сталин, категорически необходимо было преодолеть за 10 лет столетнее отставание нашей страны от ведущих капиталистических государств. Это был вопрос жизни и смерти для социалистической державы. Тем не менее, культурное развитие народа по-прежнему было одним из основных направлений строительства нового общества.

«Новомышленцы» любят рассуждать о советской цензуре. Да, идеологический отбор «духовной пищи» существовал (в последние два десятилетия мы убедились, насколько это было нужно). Но бесспорно и то, что людей приобщали к творчеству художников вне зависимости от их классового происхождения.

В сталинские времена издавались сочинения не только мастеров социалистического реализма, но и Пушкина, Лермонтова, Льва Толстого, Тургенева, Достоевского, Диккенса, Шеридана, Гюго, Бальзака, Гёте и многих других классиков русской и мировой литературы. Причём, выпускались не только солидные тома их произведений, но и – огромными тиражами – серии небольших книжек, которые стоили чисто символическую цену и были доступны абсолютно всем. Скажем, 60-страничный сборник новелл Киплинга (1946 г.) стоил 25 копеек – много меньше, чем стакан семечек. Были – тоже чрезвычайно дешёвые – массовые серии детских книжек, знакомившие юных читателей с творчеством Л. Толстого, А. Толстого, Бажова, Гюго и т. п.

Лучшие театры в лучшем составе давали спектакли по всей стране. В 1930 году был создан Центральный дом работников искусств, одной из важнейших задач которого было приобщение людей к культуре. Народная артистка СССР балерина Ольга Лепешинская вспоминала много лет спустя: «Наши концертные бригады объехали всю страну. Наши лектории и университеты культуры славились от Камчатки до Чёрного моря. Даже на дрейфующей станции «Северный полюс» выступали наши артисты».

С другой стороны, с укреплением материального положения страны люди из провинции получили возможность ездить в культурные центры. Стоили такие путёвки недорого (скажем, в 70-е годы поездка из Белгорода в Минск с дорогой, размещением и «культурным обслуживанием» - 50 рублей), к тому же немалую часть путёвки, как правило, оплачивал профсоюз. Подобные экскурсии были доступны подавляющему большинству людей. В 70-80-е годы в порядке вещей стало, что рядовые люди из провинции ездили в столичные города на выставки, кинофестивали. Когда я в 1973 году приехал на Московский кинофестиваль как простой зритель, то моими соседями в кинотеатре «Первомайский» были двое молодых людей из Куйбышева и не столь уже молодой человек из Ташкента. Все они приехали за свой счёт.

Мощнейшим средством распространения художественной культуры с самого начала функционирования как средства массовой коммуникации сделалось радио. Уже в 1923 году был проведен первый радиоконцерт. Вскоре концерты классической и народной музыки, литературные чтения включались в программу радио уже ежедневно. А когда технические средства стали более совершенными, начались регулярные трансляции на всю страну спектаклей ведущих театральных коллективов. В том же направлении позже работало и советское телевидение. Демжурналистка Ирина Петровская, говоря о телевидении «застойных» времён, сделав дежурное замечание насчёт «идеологических инъекций» (кто бы говорил!), всё же признаёт, что оно «доносило до зрителей и создавало замечательные образцы культуры».

Знаменитый диссидент философ Александр Зиновьев, высланный из СССР в 70-е годы за критическое отношение к негативным сторонам советской действительности, в эмиграции сказал, что в советском обществе для людей его поколения «открыта была вся мировая культура, возможность получения образования… несмотря на все недостатки коммунистического строя, коммунизм открывал возможность для значительной части людей становиться богами».

Александр Александрович знает, о чём говорит: сам он вырос в Чухломе, в многодетной семье рабочего-маляра. Тем не менее, получил в глубинке такое образование, что смог поступить в московский вуз. После окончания университета он, хотя имел репутацию антисталиниста, был принят в аспирантуру да ещё по специальности «философия». «Сталинисты меня в аспирантуру приняли. Почему? Был пиетет к способностям».

Пиетет к способностям выражался и в том, что Советская власть стремилась создать условия, способствующие выявлению дарований людей и их развитию. По всей стране действовала и постоянно расширялась сеть детских технических кружков, станций юных натуралистов, музыкальных и художественных школ… И эффективность такой системы была весьма высокой. К примеру, детский радиокружок дал старт в науку будущему председателю Государственной комиссии по космическим полётам К.А. Керимову; в изокружке Дворца пионеров приобрели первые навыки творчества дети токаря братья Сергей и Алексей Ткачёвы, ставшие впоследствии известными художниками; через детскую студию лежал путь в искусство сына рабочего Михаила Аникушина, ставшего выдающимся скульптором…

И все эти кружки и школы были действительно общедоступными. Андрей Тарковский рос в очень трудные в материальном отношении первые послевоенные годы. Сам он вспоминал о жизни семьи в то время: «Бедность не то слово – нищета». Но при этом он имел возможность закончить музыкальную школу и школу живописи и ваяния. Отец Валерий Гаврилина погиб на фронте. В 1950 году по доносу была репрессирована мать, и 11-летний Валерий попал в сельский детский дом. В 1951 году одарённый подросток был принят в музыкальную школу. Вскоре её посетил для прослушивания воспитанников доцент Ленинградской консерватории И.М. Белоземцев. Результатом прослушивания стало направление Гаврилина в специальную школу-десятилетку для музыкально одарённых детей при Ленинградской консерватории.

Леонид Коган, в раннем возрасте оставшийся без отца, стал выдающимся скрипачом. Беспризорник гражданской войны Леонид Пантелеев сделался хорошим писателем. Лев Понтрягин, мальчик из бедной семьи, в 13 лет потерявший зрение, стал математиком с мировым именем. Воспитанник ремесленного училища Владимир Жаворонков – ведущим конструктором аэрокосмического КБ. Число подобных примеров можно намного увеличить. И уж вовсе неисчислимы ребята из бедных семей или оставшиеся без родителей, которые сделались просто хорошими врачами, инженерами, учителями.

 

 

Таким образом, именно в советском социалистическом обществе была достигнута такая свобода духовного развития человека, какой, пожалуй, не было ни в одной другой стране со времён древней Эллады.

 

 

 

 





           

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.


дата: 21.05.2018 Верхний уровень



МОЛОДЕЖНАЯ ПРОГРАММА КПРФ (Проект






Газета «Правда»


Красная линия


Интернет-сообщество КПРФ



добавить на Яндекс
Add to Google


Поиск
Регистрация

Вступай в ряды КПРФ

Статистика


Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Содержание:: Материалы публициста    Виктора Василенко - Виктор Василенко: Это сладкое слово - СВОБОДА

Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт


Белгородское региональное отделение политической партии КПРФ
308000, Россия, город Белгород, улица Крупской, 42а
время работы: пн-пт 10:00-18:00
Политические партии
+7 (4722) 35-77-30 +7 (4722) 35-77-40
http://www.belkprf.ru


©КПРФ Белгород, e-mail: belkprf@mail.ru
Россия, труд, народовластие, социализм!
декоративные заборы
межкомнатные двери
недвижимость в белгороде, купля, продажа, обмен, квартиры, дома, коттеджи, нежилые помещения
инструмент от Российских производителей, продажа инструмента