КПРФ КПРФ | Белгородское региональное отделение политическая партия КПРФ
Установка волоконных лазеров Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт    Внедрение роботов в конвейерные линии Статей в базе: 12445    

Содержание:: Информационный центр :: Публицист Валентин Симонин: Я роман «Бесы» читал и хочу сказать…

Содержание:

Новости из региона:

Молодёжь партии:

По страницам партийной печати:

Выборы:

Слово коммуниста:

Банеры:


КПРФ Белгород в контакте

КПРФ Белгород в контакте



Информер:




Наш баннер:
Белгородское региональное отделение КПРФ

Баннер ЦК КПРФ:
Коммунистическая партия российской федерации КПРФ

Публицист Валентин Симонин: Я роман «Бесы» читал и хочу сказать…








С понедельника, 2 июня, по четверг, 5 июня, на телеканале «Россия-К» («Культура») прошёл показ телефильма режиссёра Владимира Хотиненко «Бесы», снятого по мотивам одноимённого романа-памфлета Ф.М. Достоевского. Таким образом, «Культура» показала «с чувством, толком, расстановкой», каждую серию отдельно, вечером в 22.15 и с повтором на следующий день в 13.45, а не так, как это сделали на канале «Россия 1»  -  25 мая блоком «4 в 1». Впрочем, фильм был «произведён» по заказу телеканала «Россия» и он поступил по известному принципу: «кто её ужинает, тот её и танцует!» Или как сказал бы Горбатый из «Места встречи изменить нельзя», мы заплатили денежки, мы и банкуем.

Валентин Симонин
2014-06-08 17:16

Конечно, некоторым наивным людям может показаться, что на «Культуре», в отличие от «России 1», проявили большее уважение к двум классикам: писателю Ф.М. Достоевском и режиссёру, актёру, сценаристу, заведующему кафедрой режиссуры во Всероссийском государственном университете кинематографии (ВГИК) В.И. Хотиненко. На самом же деле фильм был снят и показан по телевидению с вящей целью идеологической обработки телезрителей, проще говоря, «промывания мозгов», формирования у обывателей представлений типа - «ах, какие бяки эти революционеры!»

В рекламе фильма об этом говорится весьма недвусмысленно. «По мотивам одноимённого романа Ф.М. Достоевского. Конец XIX века. В губернском городе N. происходит серия загадочных убийств. На место преступления приезжает столичный следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу: в городе несколько месяцев назад был создан революционный кружок. А среди участников этого кружка находятся два молодых человека, недавно вернувшихся из Швейцарии - Николай Ставрогин, сын одной из самых влиятельных и богатых дам города генеральши Варвары Петровны Ставрогиной, и Пётр Верховенский, сын давнего друга генеральши, профессора в отставке Степана Трофимовича Верховенского. Николай Ставрогин представляет собой чрезвычайно "загадочную и романическую" личность, о которой в городе ходит множество слухов. В своем расследовании Горемыкин выстраивает всю картину трагических событий, произошедших в городе за месяц до совершенных злодеяний, и выясняет, что в преступлениях замешаны многие уважаемые люди города». Это действительно реклама именно фильма, поскольку в произведении писателя «столичный следователь Горемыкин» начисто отсутствует. Впрочем, для В. Хотиненко это неважно, поскольку свой фильм он снимал «по мотивам романа», а, следовательно, мог позволить «отсебятину». Известно, что роман-памфлет Ф.М. Достоевский хотя и написал, вдохновившись «Нечаевским делом», но тоже «по мотивам». В этом, собственно говоря, он сам признался в письме цесаревичу Александру Александровичу, будущему императору Александру III, что его «труд» - «это почти исторический этюд…». В нём «нет ни списанных событий, ни списанных лиц». А М.Н. Каткову, редактору журнала «Русский вестник», в котором печатались «Бесы», написал ещё более откровенно: «Одним из числа крупнейших происшествий моего рассказа будет известное в Москве убийство Нечаевым Иванова. Спешу оговориться: ни Нечаева, ни Иванова, ни обстоятельств того убийства я не знал и совсем не знаю, кроме как из газет. Да если б и знал, то не стал бы копировать». Ну, уж если сам Ф.М. Достоевский «не копирует», то В. Хотиненко и тем паче может этим не заморачиваться. Всё оправдывается тем, что, как он заявил год назад в интервью газете «Культура», «актуальнее «Бесов» сегодня книги нет».

Надо сказать, что в прессе этот «телепроект» режиссёра В. Хотиненко отклик нашёл, но забавным образом: одни комментаторы рассматривают сам фильм, игру актёров, костюмы персонажей, оформление, так сказать, дизайнерские находки.  А другие – само произведение Достоевского. Конечно же, не мог пройти против возможности поговорить о «Бесах» известный достоевист и писатель Игорь Волгин. Одна из его книг, рецензий на неё не читал, но, на мой взгляд, очень интересное исследование, фактически бестселлер «Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 г.» Так вот, в своей программе «Игра в бисер» на канале «Культура» во вторник 3 июня он собрал коллег-достоевистов, с которыми и обсудил роман «Бесы». Кроме самого И. Волгина, в передаче приняли участие люди действительно известные в литературном мире: писатель Людмила Сараскина, философ и писатель Владимир Кантор, филолог Дмитрий Бак, а также режиссёр, художественный руководитель Театра на Малой Бронной Сергей Голомазов, который ставил «Бесов» на сцене. Компания, конечно, очень интересная, но, как оказалось, столь много достоевистов в одно время и в одном месте – это весьма тяжёлая ситуация. Каждый из них переполнен знаниями, и каждый стремился их как можно скорее выплеснуть, подчас забывая и о зрителях, и о логике. Так, например, Людмила Сараскина с увлечением говорит: «Я изучала 1848 года, европейскую революцию. Что там творилось с людьми в момент революции? Он был публицист, которого никто не знал. Он был литератор. Которого никто не читал. А вот став революционером, пропав в это социальное безумие…» Озабоченный Игорь Волгин задаёт уточняющий вопрос: «О ком вы говорите?» Людмила Сараскина с удивлением (мол, надо же, какой непонятливый?) отвечает: «О французах!» Волгин не стал усугублять: «Ну, хорошо! А вот Верховенский, откуда он взялся, он же был сыном приличных родителей?»

Этот вот вопрос: откуда плохой сын или дочь у «приличных родителей», особенно отцов, вполне мог бы увлечь своей сложностью «славных пиквикистов» из романа современника Ф.М. Достоевского Чарльза Диккенса, однако он стал чуть ли не ключевым в беседе наших современников, «славных достоевистов», собранных И. Волгиным, и в его же постановке: «Почему поколение либералов, которое думает о высоком и прекрасном, порождает вот это? Это ведь повторяется в истории, даже нашу историю возьмём недавнюю. Повторяется, когда у благородных отцов появляются дети-убийцы». Ну, на такой вопрос, если иметь в виду бытовой криминал, то ответ уже давно есть: у «приличных отцов» были жёны». Но Владимир Кантор поставил вопрос в другой плоскости: «Кто такая Перовская?»

 И это уже серьёзный вопрос, но «славные достоевисты» на него не отреагировали, и сам В. Кантор углубляться не стал. Придётся это сделать мне. Софья Львовна Перовская родилась в сентябре 1853 года в Петербурге, в дворянской семье. В 1869 поступила на Аларчинские женские курсы в Петербурге, в конце 1870, порвав с отцом, ушла из дома. В 1872—73 и 1874—77, готовясь к "хождению в народ", работала в Самарской, Тверской, Симбирской губернии, получила диплом народной учительницы, окончила фельдшерские курсы. Известно, что царские власти «хождение в народ» сыновей и дочерей жёстким образом, тюремными заключениями, пресекло, тем самым подтолкнув российскую молодёжь к поиску более решительных действий, к индивидуальному террору против сатрапов режима. Это сегодня мы знаем, чем все кончилось. А они не знали, а просто начали войну против «сатрапов режима». Софья Львовна участвовала в подготовке покушений на Александра II: под Москвой в ноябре 1879 года, в Одессе весной 1880, и в Петербурге 1 марта 1881, когда царь и был убит. Её арестовали 10 марта  того же года, а по процессу первомартовцев приговорили к повешению и… повесили. Так она стала первой российской женщиной, казнённой по политическому делу. Эти данные есть в энциклопедиях, В. Кантор мог бы об этом и сам прочесть. Ну а если и он, и другие участники передачи, включая И. Волгина, на самом деле не понимают, что подвигло Софью Львовну покинуть отчий дом и броситься в борьбу, то им можно напомнить слова Александра Радищева из «Путешествия из Петербурга в Москву»: «Я взглянул окрест меня - душа моя страданиями человечества уязвлена стала». Вот вам и ответ на вопрос: «Кто такая Перовская?» И Александр Николаевич Радищев, и другие дворянские революционеры–декабристы, и пришедшие к ним на смену революционеры-разночинцы – все они из породы людей с низким болевым порогом, которые чужую боль воспринимают как свою.

 Это обстоятельство осталось незамеченным участниками «Игры в бисер», правда, в результате они всё же пришли к выводу о том, что роман очень актуален сегодня, поскольку, дескать, по мнению Л. Сараскиной, с которой все были согласны, «Россия обладает роковым свойством своего самосознания и в своей истории она не учится на своих уроках, на своих ошибках».  Вывод архи пессимистический и безнадёжный, но несколько поверхностный. И. Волгин его углубил очень мудрым выводом: «Бесовство наступает там и тогда, где и когда человек слишком увлекается позитивной идеей, светлой идеей, а не злой. Например, всех сделать равными и счастливыми, в этом всё дело». Честно говоря, после таких выводов вопросов становится ещё больше, чем их было до чтения «Бесов» или просмотра «телепроекта В. Хотиненко. Это просто тупик какой-то. Что же, в таком случае людям не равнодушным надо руководствоваться не светлыми позитивными идеями, а злыми, и сделать всех людей несчастливыми? Нет, ребята-достоевисты, вы как хотите, но это какой-то бред, какая-то карамазовщина, которую, уверен, отверг бы и сам Ф.М. Достоевский, который отнюдь не был противником более счастливой жизни для народа, но видел свой путь её достижения и боролся за него. К сожалению, не совсем благородными способами.

Но это был разговор о романе, а вот в 22 номере «Литературной газеты» редактор отдела «Телеведение» Александр Кондрашов, как и обещал в предыдущем, 21 номере, разместил рецензию на телефильм В. Хотиненко доктора филологических наук, вице-президента Российского общества Достоевского Карена Степаняна.  Рецензия в целом положительная, К. Степанян тоже уделяет внимание самому произведению, считает, что «Бесы» - роман-предупреждение для России на все времена». Но одновременно отдаёт должное и работе В. Хотиненко: «Скажу сразу: фильм не разочаровал». Надо полагать, что статья К. Степаняна не разочаровала А. Кондрашова, раз уж он её поставил в номер без всяких оговорок и дополнений от себя или редакции. Мне тоже не хочется ничего говорить о статье Степаняна, есть только одно замечание, которое я выскажу позже. Сейчас же хочу отметить только то, что меня разочаровал именно сам А. Кондрашов. В уже упоминавшемся 21 номере «Литературной газеты» от 28 мая он пропел панегирик фильму Хотиненко. И честно говоря, я думал, что он всё же вспомнит, что на первой полосе «Литературной газеты» присутствует профиль М. Горького. И не может, лучше сказать, не должен не знать о точке зрения М. Горького на постановку в 1913 году в Московском художественном театре Владимиром Немировичем – Данченко сцен из «Бесов». Вот эта оценка пролетарского писателя действительно не потеряла своего значения и сегодня.

Вот что М.Горький писал в статье «О «карамазовщине», опубликованной в газете "Русское слово" 22 сентября 1913 года: «После "Братьев Карамазовых" Художественный театр инсценирует "Бесов" - произведение еще более садическое и болезненное. Русское общество имеет основание ждать, что однажды господин Немирович-Данченко поставит на сцене "лучшего театра Европы" "Сад пыток" Мирбо, - почему бы не показать в лицах картины из этой книги? Садизм китайцев патологически интересен для специалистов, наверное, не менее, чем русский садизм.

Не будем говорить о том, что еще недавно "Бесы" считались пасквилем, и что произведение это ставилось многими из лучших людей России в один ряд с такими тенденциозными книгами, каковы: "Марево" Клюшникова, "Панургово стадо" Вс. Крестовского и прочие темные пятна злорадного человеконенавистничества на светлом фоне русской литературы…

Неоспоримо и несомненно: Достоевский - гений, но это злой гений наш. Он изумительно глубоко почувствовал, понял и с наслаждением изобразил две болезни, воспитанные в русском человеке его уродливой историей, тяжкой и обидной жизнью: садическую жестокость во всем разочарованного нигилиста и - противоположность ее - мазохизм существа забитого, запуганного, способного наслаждаться своим страданием, не без злорадства, однако, рисуясь им пред всеми и пред самим собою. Был нещадно бит, чем и хвастается…

Достоевский - сам великий мучитель и человек больной совести - любил писать именно эту темную, спутанную, противную душу. Но все мы хорошо чувствуем, что Федор Карамазов, "человек из подполья", Фома Опискин, Петр Верховенский, Свидригайлов - еще не все, что нажито нами, ведь в нас горит не одно звериное и жульническое! Достоевский же видел только эти черты, а желая изобразить нечто иное, показывал нам "Идиота" или Алешу Карамазова, превращая садизм - в мазохизм…»

И в следующей статье «Ещё о «карамазовщине»,  опубликованной в газете «Русское слово» 27 октября 1913 года с подзаголовком «Открытое письмо», добавляет: «Горький не против Достоевского, а против того, чтобы романы Достоевского ставились на сцене.

Я убежден, что одно дело - читать книги Достоевского, другое - видеть образы его на сцене, да еще в таком талантливом исполнении, как это умеют показать артисты Художественного театра.

В книгах для внимательного читателя ясны и реакционные тенденции Достоевского и все его противоречия, все те страшные натяжки, которых никому другому не простили бы…

Вообще, читая книги Достоевского, читатель может корректировать мысли его героев, отчего они значительно выигрывают в красоте, глубине и в человечности.

Когда же человеку показывают образы Достоевского со сцены, да еще в исключительно талантливом исполнении, - игра артистов, усиливая талант Достоевского, придает его образам особенную значительность и большую законченность.

Сцена переносит зрителя из области мысли, свободно допускающей спор, в область внушения, гипноза, в темную область эмоций и чувств, да еще особенных, "карамазовских", злорадно подчеркнутых и сгущенных, - на сцене зритель видит человека, созданного Достоевским по образу и подобию "дикого и злого животного".

Но человек - не таков, я знаю.

И вот, находя, что вся деятельность Достоевского-художника является гениальным обобщением отрицательных признаков и свойств национального русского характера, я уверен, что образы его на сцене театра, подчеркнутые игрою артистов, приобретают убедительность и завершенность большую, чем на страницах книг.

Я считаю это социально вредным, ибо человек - не "дикое и злое животное" и он гораздо проще, милее, чем его выдумывают российские мудрецы».

Да, фильм В. Хотиненко, хотел он этого или не хотел, но заводит зрителя «в область внушения, гипноза, в тёмную область эмоций и чувств». И вот в эту область вводит читателя «Литературной газеты» вице-президент Российского общества Достоевского К. Степанян довольно-таки, по моему мнению, двусмысленной тирадой в конце своей статьи. «Тогда и вспоминается анафема самозванцу, прозвучавшая из уст Хромоножки… Пожалуй, каким-то образом вывести эту анафему в финал фильма было бы лучше добавленной в роман швейцарской концовки (хотя тут вспомнилось, что вскоре после рождения Ленина – а прибыл он в Россию в апреле 1917 года из Швейцарии, - Достоевский предупреждал в «Дневнике писателя»: «Кто-то стучится, кто-то, новый человек, с новым словом – хочет отворить дверь и войти…») Воля ваша, господин доктор филологических наук Карен Степанян, но если вы выводите из этой записи Достоевского, что он предлагал предать анафеме будущего вождя социалистической революции, то вполне возможно, что и сами ошибаетесь, и читателей «Литературки» вводите в заблуждение. У Достоевского в его записях было зафиксировано много разных мыслей. Вот одна из них: «Я, как и Пушкин, слуга царю, потому что дети его, народ его не погнушаются слугой царевым. Ещё больше буду слуга ему, когда он действительно поверит, что народ ему дети. Что-то очень уж долго не верит». И ещё одна: «Всякие реформы реакционны, если рушится человек!»  Не о реформах ли в России последних 20 лет писал Ф.М. Достоевский?





           

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.


дата: 9.06.2014 Верхний уровень
Общенациональный референдум по пенсионной реформе. Онлайн-голосование




МОЛОДЕЖНАЯ ПРОГРАММА КПРФ (Проект

Советское Солнце






Газета «Правда»


Красная линия


Интернет-сообщество КПРФ



добавить на Яндекс
Add to Google


Поиск
Регистрация

Вступай в ряды КПРФ

Статистика


Rambler's Top100



Яндекс цитирования

Содержание:: Информационный центр - Публицист Валентин Симонин: Я роман «Бесы» читал и хочу сказать…

Белгородское региональное отделение КПРФ - официальный сайт


Белгородское региональное отделение политической партии КПРФ
308000, Россия, город Белгород, улица Крупской, 42а
время работы: пн-пт 10:00-18:00
Политические партии
+7 (4722) 35-77-30 +7 (4722) 35-77-40
http://www.belkprf.ru


©КПРФ Белгород, e-mail: belkprf@mail.ru
Россия, труд, народовластие, социализм!
декоративные заборы
межкомнатные двери
недвижимость в белгороде, купля, продажа, обмен, квартиры, дома, коттеджи, нежилые помещения
Оборудование для производства субстрата из минеральной ваты для гидропоники